Удар по коллекторам: к чему приведёт новый федеральный закон?

203

Многочисленные сводки новостей о бесчинстве коллекторов повергают в шок простых граждан и заставляют содрогнуться должников. Чтобы остановить произвол «выбивателей долгов» Госдума приняла федеральный закон, устанавливающий правовые основы действий по возврату просроченной задолженности. В воскресенье, 3 июля, его подписал президент России Владимир Путин.

Решение ограничить деятельность коллекторов было принято после целой серии вопиющих случаев, связанных с насилием в отношении должников. Цепь громких и резонансных скандалов по поводу коллекторской деятельности началась с поджога взыскателем частного дома в Ульяновской области, в результате чего сильнейшие ожоги получил двухлетний ребёнок. В Новосибирской области четверо коллекторов пытались вернуть долг «натурой» у заёмщицы, надругавшись над ней на глазах у маленького сына и мужа. А в Москве женщина получала угрозы от кредиторов, что за долги сожгут её ребёнка.

Теперь же деятельность коллекторских агентств будет жёстко регламентирована на законодательном уровне. Как именно отразится на работе коллекторов новый закон, и будет ли остановлен полукриминальный бизнес «вышибал», выяснял корреспондент Северо-Западного правового центра «Человек и Закон».

Штрафы и запреты

Закон о коллекторах связывает руки «выбивателям долгов». Теперь их общение с должниками будет строго ограничено: никаких ночных визитов и не больше двух телефонных звонков в неделю. Днём, разумеется. Визиты к должникам будут допускаться не чаще раза в неделю и так же — при свете дня.

Во время взыскания задолженности коллекторам нельзя будет применять физическую силу, угрожать убийством или причинением увечий.

 

«В Санкт-Петербурге применение физической силы к должникам очень редко встречается, — считает адвокат Алексей Зеленин. — Насколько мне известно, в областях, в регионах это более распространено. Но я считаю, что указание в законе на то, что нельзя применять физическую силу, — а её, в принципе, и так-то нельзя было применять, — уточняет требования. И это уже будет классифицироваться не просто как побои, а именно как причинение тяжкого вреда здоровью с учётом осуществления коллекторской деятельности. То есть тут будет сразу и нарушение уголовно-правовых норм, и, непосредственно, федерального закона.

 

То есть, если коллектор не ограничится словами и решит пустить в ход кулаки, то одним только уголовным делом он теперь не отделается. Штраф за нарушение регламента взаимодействия взыскателя с должником отныне будет увеличен в 10 раз — до 2 миллионов рублей.

В законопроекте оговариваются и правила допуска к деятельности по взысканию долгов. Такой возможности будут лишены лица, имеющие судимость за преступления в сфере экономики и общественной безопасности. Однако, как отмечает генеральный директор Центра развития коллекторства Дмитрий Жданухин, до принятия закона ранее судимые занимались коллекторской деятельностью в исключительных случаях.

 

«Но надо понимать, что если организованная преступность раньше занималась долговыми вопросами, то будет продолжать это делать и дальше. Но всё будет происходить неофициально – без официального трудоустройства, заключения трудовых договоров и так далее. То есть это требование особо никак не скажется на деятельности коллекторов, потому что и так в большинстве случаев лиц, имеющих такое прошлое, не берут в call-центры и группы выезда, так как это опасно для самой компании. Ведь есть риск, что они, благодаря своим старым связям, начнут забирать деньги себе, а не приносить их в организацию».

Выходит, если криминальные структуры ранее занимались взысканием долгов, они найдут лазейки для продолжения этой деятельности и после вступления в силу ограничительных мер.

Участь предрешена

Эксперты отмечают, что новый закон неизбежно приведёт к сокращению коллекторского рынка. Так, главным правилом осуществления деятельности по взысканию задолженностей будет  наличие у компаний уставного капитала в размере не менее 10 миллионов рублей, а также обязательная фиксация всех переговоров с заёмщиками. Для небольших  организаций, до этого добросовестно выполнявших свои обязанности, наличие такого условия будет означать неминуемый крах.

 

«Некоторые региональные агентства, не замешанные в скандалах, не смогут продолжать работу, так как требования к ним будут чрезмерными, — считает Дмитрий Жданухин. — И речь идёт не просто о чистых активах в 10 миллионов рублей, как предусмотрено законом, или о страховке на 10 миллионов, а, например, о таком требовании, как необходимость сохранения телефонных переговоров и переписки с должниками в течение трёх лет. Это просто технически достаточно большие затраты».

Но в то время, пока будет сокращаться легальный рынок, стремительно начнёт увеличиваться число недобросовестных компаний, действующих в обход законных методов. Криминальный бизнес будет процветать.

«Легальный рынок просто сузится, и цены на нём на услуги взыскания долгов подрастут. И это будет переложено, прежде всего, на плечи заёмщиков через повышение ставок и так далее. А чёрный рынок расширится. Это закон экономики: когда что-то ограничивают, а потребность есть (потребность во взыскании долгов сейчас растёт очень сильно – ред.), начинают разоряться торговые сети, соответственно, будет расширяться чёрный рынок», — заключает  Дмитрий Жданухин.

Что в итоге?

Финансовые критерии к коллекторским агентствам будут применяться неслучайно. По словам Алексея Зеленина, предстоящее сокращение численности агентств упростит контроль за деятельностью микрофинансовых организаций. Поэтому мелкие организации, которые уже выкупили долги у банков, будут максимально пытаться эти долги вернуть до вступления закона в силу.

 

«Закон начнёт действовать с первого января 2017 года и, безусловно, указание даты его вступления в законную силу повлияет на нынешние действия коллекторских агентств и их взаимоотношения с должниками. До этого времени у коллекторских организаций есть время для того, чтобы по старым правилам и порядкам получить как можно больше денег, то есть «выбить» как можно больше долгов».

 

А это значит, что до тех пор, пока не вступит в силу закон, призванный защищать права заёмщиков, требования коллекторов к ним будут только ужесточаться. Но это не единственное противоречие нового закона.

«Больше всего вопросов вызывает незаконная деятельность, связанная с преступной деятельностью, — отмечает Дмитрий Жданухин. — Это и так находилось в зоне ведения правоохранителей. То есть эту сферу надо совершенствовать, а не пытаться создать видимость бурной деятельности, видимость защиты прав граждан. Мне кажется, что во многом создаётся именно видимость, а преступлений с долгами станет только больше из-за того, что теперь сами граждане, которые одолжили соседу или знакомому-бизнесмену больше 50-ти тысяч рублей, будут искать не коллекторов, которые работают в рамках закона… Они будут искать тех, кто решит вопрос любыми способами и средствами».

 

Тем не менее, по мнению эксперта, пока ещё есть надежда на то, что закон будет доработан.

«Закон, с одной стороны, — такой серьёзный и важный шаг, чтоб показать, что государство защищает граждан, среди которых сейчас много должников. А с другой стороны – он вступает в силу не сразу, соответственно, показывают, что есть шанс на его приведение в вид, который будет и бизнесу более-менее удобен».

 

Неоднозначный законопроект был принят в очень большой спешке, накануне предвыборной кампании. И то, что его положения вступят в силу только с 1 января 2017 года, означает, что над этим законом сможет поработать уже новая Дума, которая не будет так сильно связана с предвыборным процессом, и, возможно, некоторые ограничения, которые кажутся чрезмерными, будут изменены.

Анастасия Вербицкая

Фото: СЗПЦ «Человек и Закон»