Человек и закон. Выпуск от 09.09.2016


Незалежная. «Убытки Украины от потери российского рынка составили порядка $15 млрд, это стало тяжелым испытанием для экономики страны». Об этом заявил Петр Порошенко, выступая на неделе в Раде. При этом во всех издержках смены внешнеэкономического курса Украины Порошенко, разумеется, обвинил Россию. Вот так новость! Впрочем, Киев, похоже, совсем запутался и зарапортовался. Все как в известном анекдоте: «Что такое «гибридная война»? Это когда со «страной‑агрессором» одновременно ведут и войну, и шоколадный бизнес». Сколько уже потеряла Украина? И на чем продолжает терять? И почему простых людей до печенок достали эти «игры патриотов»? Правовой дайджест недели. Семья против… Под Екатеринбургом «стрелку забили» зять и родственники жены — в итоге 3 погибших, 8 раненых. Что это было? Скандал в Кемеровском госуниверситете: посвящение первокурсников в студенты закончилось громкими отставками. Иваново: молодая женщина из ревности выследила и убила внебрачную дочку мужа. Актер, кинорежиссер, сценарист Игорь Пушкарев — обиженный на чиновников. Как вышло, что пожилого, известного на всю страну человека, оставили без крыши над головой? Дом на Сивцевом Вражке, с историей и в историческом центре Москвы — где, в частности, бывал Лев Толстой, — сначала был признан аварийным, а жильцы подлежали немедленному расселению. А потом, когда почти всех «выдавили» и выставили восвояси, «чиновничья машина» вдруг дала задний ход. #Небейврача. Профессия врача — самая гуманная в мире. Но и самая неблагодарная, получается, тоже. Орехово‑Зуево: пострадал рентгенолог, которого избил сопровождавший пациентку агрессивный родственник. В Челябинске под горячую руку больного попал травматолог. В Питере на своем рабочем месте был застрелен заместитель главврача. Он принял удар от пациента, которому не понравилось, как ему провели пластическую операцию по выравниванию носа и ушей. На «Скорой помощи» своя специфика — впору на вызов с бейсбольной битой идти, такие бывают «страждущие». Универсального рецепта – можно ли вовремя распознать и остановить пациента‑отморозка – тоже нет. Как защитить врачей? Как уберечь их от «профессионального выгорания»? И почему для них даже пансионатов с программами реабилитации не положено? Специальное расследование.