Выпуск от 22.02.2017


Украина. Хроники тревожного времени: третья годовщина Майдана снова в бесчисленных митингах; угольная блокада; Россия признала паспорта ДНР и ЛНР; Евровидение то ли будет, то ли как; а в Донбассе по-прежнему ни войны, ни мира.

Дедушки усыновленные. Позитивный социальный эксперимент во Владимирской области. Вместо казенного дома престарелых или социального работника, который обходит подопечных раз в два-три дня, все пожилые бездетные или одинокие граждане живут в приемных семьях. Душа в душу со своими попечителями и опекунами.

Инвалиды и не только. Наше расследование. Зачем на дорогих внедорожниках все чаще появляются стикеры «инвалид» и сколько это стоит. Как мошенники делают деньги из воздуха, а больные люди вечно должны кому-то что-то доказывать.

Жизнь после развода. Расходятся и воюют не только богатые и знаменитые, но и незнаменитые, небогатые, некрасивые. Реже за детей, чаще как раз за деньги и квартиры. Москва. Елена Ксенофонтова, актриса, судится с бывшим мужем-адвокатом Александром Рыжих. Предмет спора — как раз жилье. Пермь. Муж запил и выгнал Зинаиду Пименову и двух дочек на улицу. Дом, который покупали всем семейством, переписал на мать. Суд сказал: нет, делите все пополам, — а он подал апелляцию и выиграл. Тяжба продолжается. Челябинск. Павел Кулаков прожил с женой больше 20 лет. Вырастили двоих детей. Заболел, ампутировали ногу, несколько месяцев провалялся по больницам — жена поддерживала, а потом бросила. Спустя время ему пришла повестка о выселении из семейного дома, который целиком был записан на женщину. Суд постановил: предоставить мужчине право пожизненного проживания в доме жены. И снова Москва. Елена Скулевич, трое детей, муж-бизнесмен, который с маниакальным упорством скупал недвижимость по всему миру. Несколько лет назад он предложил развестись, якобы по деловым соображениям. Катастрофа случилась, когда супруги поехали на свадьбу к старшему сыну — случайно вскрылся факт многочисленных измен. Елена не стерпела — и тоже оказалась на улице без средств к существованию. Как же сделать так, чтобы в этой эпидемии разводов было меньше несчастных? Может, выход — это обязательный брачный контракт, например?