Блокбастер с автоматчиками на кукурузных полях

screenshot_12

В канун выборов залихорадило юг России. Причины у столь опасного явления могут быть разными. С одной стороны — это бездействие местных властей, помноженное на коррупцию, с другой — стремление отдельных разношерстных сил «раскачать лодку», спровоцировав тем самым в нашей стране политический кризис.

Наглядный пример — остановленный полицией в Ростовской области «тракторный марш». После разгона «фермеров» проблем у последних меньше не стало, зато, почувствовав скандал, возбудились иностранные СМИ и представители различных «фондов», которые прекрасно осознают, что будущее России сейчас во многом зависит от того, что происходит на её южных границах.

Группу быстрого реагирования вызывали?

Кубань — житница России. Исстари здесь живут и работают люди, сильным качествам которых может позавидовать любой регион нашей страны. Но и проявлений отрицательных человеческих черт на фоне столкновений из-за экономических интересов здесь предостаточно.

Так получилось, что одна из героинь нашего журналистского расследования, фермер Нина Карпенко, оказалась участницей нашумевшего «тракторного марша». Дело в том, что на один из участков, который она арендует у жителей станицы Привольная, претендует предприятие «Агротэк». Спор арендаторов довёл до судебной тяжбы. В декабре 2015 года Каневской районный суд вынес решение в пользу «Агротэка», однако в апреле 2016 года уже Краснодарский краевой суд встал на сторону фермера Карпенко.

А дальше произошло следующее: представители «Агротэка» всё-таки захотели засеять спорные гектары, но Карпенко, отстаивая свою правоту, заблокировала въезд сеялок (дело происходило в конце мая месяца – ред.) конкурентов на поле. Ситуация стала развиваться ещё более стремительно, когда на спорной территории появились бойцы группы быстрого реагирования Службы судебных приставов Краснодарского края, приехавшие, по их словам, выполнять решение, вынесенное Каневским судом.

Естественно, что Нина Карпенко со своей дочерью Светланой Шульгой попытались объяснить людям в погонах, что они, мягко говоря, опоздали или, как предположили женщины, вообще, работают по чьему-то заказу. Со стороны скандал прямо посреди поля больше походил на съёмки модного блокбастера: машины, спецназовцы с автоматами в руках и нескончаемые споры.

— А что случилось, что здесь … группа быстрого реагирования? – спросила Нина Карпенко.
— Вы неадекватны! – заявил ей в ответ пристав-исполнитель Михаил Власенко.
— Это вы неадекватно ведёте себя! Номер машины нужно заснять. И этой машины, и легковой! – ответила фермер.

Примерно так всё и начиналось. Находившиеся на поле люди стали снимать происходящее на телефоны. Может быть, именно поэтому приставы решили-таки «побряцать оружием» и удалить с незасеянного поля посторонних. Под горячую руку им попалась Карпенко, отказавшаяся показывать документы. После минутного препирательства, фермера поместили в служебный автомобиль… под стражу.

— Так, люди не представляются? — спросил руководитель ГБР.

— Да, она не представляется, — ответил Власенко.

— Удаляем её? – снова спросил мужчина в чёрной униформе, показывая на Карпенко.
— Да, — скомандовал пристав-исполнитель.

Корни конфликта – в земле

Для простоты понимания причин разгоревшейся «фермерской войны», в которую оказались вовлечены, в том числе и представители государственной власти, необходимо вернуться на несколько десятилетий назад и рассказать подоплёку создания в Привольной мелких сельскохозяйственных предприятий.

Через несколько лет после распада СССР крупные корпорации принялись активно поглощать более мелкие сельхозпредприятия. А уже в «нулевых», чтобы чужаки разом не забрали всю землю, бывшее руководство «Племзавода «Привольное» раздробило большое хозяйство на множество наделов.  Вот что об этом рассказывает Нина Карпенко.

«Вы же знаете, что когда делили хозяйство, об этом не спросили ни у дольщиков, ни у специалистов, которых уволили, согласны они с разделением или нет», — вспоминает Нина Карпенко.

Фактически, пользуясь инертностью и юридической неграмотностью большей части населения, руководители созданных в 90-х годах организаций, не церемонясь взяли в оборот земли некогда огромного предприятия. Нина Карпенко в то время заведовала мельницей, которую выкупила за 5 млн рублей. Но мельница без земли – пустое место. Поняв это, Карпенко вместе со своей дочерью-юристом Светланой Шульгой, предложили станичникам сдавать землю им в аренду. За это они, за свой счет помогали людям оформлять права на земельные участки, нередко отстаивая их в суде.

Уже к декабрю 2004 года в распоряжении Карпенко было 600 гектаров, часть из которых она выкупила. Однако её активность вызывала недовольство со стороны соседей-аграриев. Да ещё и бывший супруг Карпенко, вопреки нормам семейного права, регламентирующим раздел имущества, продал после развода 40 га той самой земли, которую они нажили в совместном браке. Первая попытка в судебном порядке забрать у Карпенко землю была признана судом незаконной, и тогда мужчина оформил договор дарения на свою родственницу, а та, в свою очередь, продала землю родственнице главы «Агротэка» Александру Пояркову. Странно, но второй вариант отчуждения совместно нажитого супружеского имущества суд признал законным.

«Мой бывший муж Майоров Николай продал земельную долю в размере 40 гектаров Пояркову Александру, который является директором ООО «Агротэк» (а также предприятия ООО «Флагман»). Продал, хотя не прошло три года после развода, тем не менее, это всё зарегистрировали. И ни юстиция, ни суд не усмотрели в этих действиях мошенничества», — пожаловалась фермер.

Здесь нельзя не упомянуть про характер нашей героини, в котором преобладают твёрдые нотки: обиды она не забывает и спуска обидчикам старается не давать. Может быть, поэтому и за гектары эти вцепилась, что называется: намертво, по-казацки.

— У меня девочка в 9 классе, у неё сегодня последний звонок. А вы меня лишили побыть на последнем звонке у дочери, — выкрикивала она, сидя в машине «под арестом».
— Простите нас, — попытался извиниться кто-то из приставов.
— Да, нет… Может, бог простит, не знаю… Да, я тоже, наверное, прощу…, — только и ответила женщина и снова начала обзванивать прокуратуру, полицию, представителей местной власти, рассказывая по ходу дела, что и кому на самом деле принадлежит в Привольной, дескать: приезжайте и разбирайтесь во всём этом, принимайте наконец-таки законные меры!

«Нам нашу апелляцию суд не отдаёт, потому что собственник «Агротэка», который засевает сейчас наше поле является двоюродной сестрой заместителя председателя суда (фамилия – ред.), а 25% уставного капитала принадлежит (фамилия – ред.), которая является женой заместителя главы района», — рассказывала она по телефону.

Приставы оказались не местными

Снова возвращаясь к конфликту приставов с Карпенко отметим, что её выпустили из машины примерно через полчаса, объяснив задержание выяснением личности. Но у фермера возник вопрос, насколько законной была деятельность сотрудников ФССП, ведь Краснодарский краевой суд принял решение в пользу Карпенко.

«Я уведомляю вас в свою очередь, что данное исполнительное производство должно быть прекращено 19 апреля 2016 года. В связи с тем, что Краснодарским краевым судом апелляционным определением в исковых требованиях к истцу «Агротэк» было отказано, следовательно, все обеспечительные меры должны быть прекращены», — обратилась к судебным приставам Светлана Шульга, и дочь, и официальный представитель Карпенко.

Далее последовал интересный диалог, в конце которого на требование Шульги вручить ей постановление о возбуждении исполнительного производства пристав Власенко ответил… отказом.

Комментарий юриста СЗПЦ ''Человек и Закон''

 19.04.2016 Апелляционным определением Судебной коллегии по административным делам Краснодарского краевого суда  решение суда было отменено, в удовлетворении иска было отказано.

Согласно требованиям ч.5 ст.329 ГПК РФ, в этот же день, т.е. 19.04.2016 указанное судебное решение вступило в законную силу.

Следовательно, согласно ч.3 ст.144 ГПК РФ меры по обеспечению иска прекращают свое действие.

Ссылка на судебный порядок, установленный ч.1 ст.144 ГПК РФ, к данному случаю не применима, т.к. этот порядок предусматривает возможность обжалования и отмены обеспечительных мер до вынесения судебного постановления по существу заявленного иска.

Рассматриваемый нами случай четко подпадает под требования ч.3 ст.144 ГПК РФ.

Тот факт, что 25.04.2016 Определением Краснодарского краевого суда исполнение решения суда апелляционной инстанции было приостановлено, не является основанием для продления действий обеспечительных мер по следующим причинам:

Определение от 25.04.2016 приостанавливает исполнение Апелляционного определения Судебной коллегии по административным делам Краснодарского краевого суда от 19.04.2016, но не отменяет юридически значимый факт – данное Апелляционное определение вступило в законную силу, следовательно, наступил установленный ч.3 ст.144 ГПК РФ момент, в который прекращают свои действия обеспечительные меры;

В Определении от 25.04.2016 отсутствует решение о продлении или установлении новых обеспечительных мер;

В ГПК РФ отсутствуют положения, регламентирующие порядок продления обеспечительных мер либо их автоматической пролонгации после вступления в законную силу судебного постановления об отказе в удовлетворении заявленного иска.

Изложенное свидетельствует о том, что для исполнения обеспечительных мер, Определение о принятии которых 20.02.2016 вынес Каневской районный суд Краснодарского края, у судебных приставов-исполнителей не было законных оснований.

— Мы проводим на вашем участке исполнительные действия, — объяснил он.
— Проводите… А в чём они заключаются? — спросила Светлана Шульга.
— В том, чтобы все лица, которые здесь находятся, не препятствовали выполнению сельхозработ. Мы будем вас обязывать не чинить препятствия, — ответил пристав Михаил Власенко.

Даже после того, как представитель Карпенко зачитала приставу судебное постановление, в котором однозначно сообщалось об отмене решения суда первой инстанции, вынесенного в пользу ООО «Агротэк», Власенко продолжал настаивать на «исполнении», правда делал это настолько неуверенно, что даже рядовые бойцы ФССП стали иронизировать, что в их жизни это первый случай, когда «должник» так активно сопротивляется. На что Карпенко им ответила: «Вы думаете всё купить можно?».

Юристы СЗПЦ «Человек и Закон», комментируя действия приставов, отметили что суд не запрещал Карпенко и Ко чинить препятствий «Агротэку в сельхозобработке поля, из чего следует, что приставы вышли за пределы судебного решения, а, значит и своих должностных полномочий.

Комментарий юриста СЗПЦ ''Человек и Закон''

Рамки исполнительных действий, которые вправе совершать судебный пристав-исполнитель, установлены судебным решением, на основании которого выдан исполнительный лист, в котором дословно повторяется формулировка резолютивной части указанного судебного решения.

20.02.2016 Каневской районный суд Краснодарского края вынес определение о принятии мер по обеспечению исковых требований по гражданскому делу №2-1756/2015, согласно которому суд решил:

«Запретить Карпенко Нине Владимировне, а также иным ответчикам осуществлять действия по сельскохозяйственной обработке земельного участка кадастровым номером 23:11:05040000:1673 площадью 778700 кв.м., расположенный по адресу Краснодарский край, Каневской район, Привольненское сельское поселение, ЗАО Племзавод «Привольное», секция 14 контур 28.

Запретить иным лицам, кроме ООО «Агротэк» осуществлять действия по сельскохозяйственной обработке земельного участка кадастровым номером 23:11:05040000:1673 площадью 778700 кв.м., расположенный по адресу Краснодарский край, Каневской район, Привольненское сельское поселение, ЗАО Племзавод «Привольное», секция 14 контур 28.

Возложить исполнение настоящего определения на службу судебных приставов Каневского РО ГУ ФССП Краснодарского края».

Как следует из приведенной цитаты, суд вынес решение о следующем:

— запретил ответчикам по гражданскому делу, являющимся собственниками и арендатором земельных участков, обрабатывать их;

— допустил для истца (ООО «Агротэк») возможность обрабатывать эти земельные участки.

Таким образом рассматриваемое судебное решение не содержит никаких запретительных мер,  помимо единственного запрета собственникам и арендатору земельных участков, обрабатывать их.

Не содержит судебное постановление и разрешения истцу (ООО «Агротэк») обрабатывать данный земельный участок. Суд лишь исключил истца из числа лиц, которым он обработку земли запретил.

Вопрос о пользовании спорными земельными участками, в том числе, их сельхозобработка, относится к вопросам, решаемым судом при рассмотрении дела по существу заявленного иска и не входит в круг вопросов, решаемых при принятии обеспечительных мер. Именно по этой причине в судебном постановлении отсутствует решение о разрешении кому-либо обрабатывать спорные земельные участки.

Вопрос о нечинении препятствий в пользовании спорными земельными участками, в том числе, их сельхозобработка, также относится к вопросам, решаемым судом при рассмотрении дела по существу заявленного иска и не входит в круг вопросов, решаемых при принятии обеспечительных мер. Именно по этой причине в судебном постановлении отсутствует решение о запрете кому-либо препятствовать пользоваться спорными земельными участками, в том числе, производить их сельхозобработку.

Таким образом, исходя из буквы Определения Каневского районного суда Краснодарского края от 20.02.2016, исполнение данного судебного постановления со стороны должников заключается в том, что они не могут производить сельхозобработку спорных земельных участков.

Обеспечить судебное постановление судебные приставы-исполнители могли только одним способом – запретить должникам производить сельхозобработку спорных участков, а, в случае попытки нарушить этот запрет, физически воспрепятствовать им.

В связи с тем, что в судебном постановлении об обеспечительных мерах запрет на иной способ использования (помимо сельхозобработки) спорными земельным участками отсутствует, как, отсутствует и запрет должникам чинить истцу препятствия в пользовании указанными земельными участками, предъявление подобных требований к должникам со стороны судебных приставов-исполнителей является незаконным, т.к. фактически подменяет решение об обеспечительных мерах решением дела по существу заявленного иска. Полномочия рассматривать гражданские споры по существу для судебных приставов-исполнителей законом не предусмотрены.

Таким образом, судебные приставы-исполнители, потребовавшие от должников убрать со спорных земельных участков личный автотранспорт, т.е. запретившие должникам использовать спорные земельные участки способом, не запрещенным им судом и законом, а также разрешивших истцу засеять спорные земельные участки, запретивших должникам чинить препятствия истцу в проведении сельхозобработки спорных земельных участков, явно вышли за пределы должностных полномочий, предоставленных им законом.

Более того, судебные приставы-исполнители не просто разрешили истцу произвести сельхозобработку спорных земельных участков, но и обеспечили физическую защиту взыскателя при проведении этих работ, применили физическую силу к должнику, законным способом пытавшегося отстоять свое право пользоваться спорными земельными участками способами, не запрещенными ему законом и судом.

При этом следует подчеркнуть, что на момент проведения исполнительных действий, взыскатель еще не приобрел права на пользование спорными земельными участками. Даже на момент вынесения судебного постановления об обеспечительных мерах, он являлся лишь истцом по делу, по которому было вынесено решение, не вступившее в законную силу, т.к. было обжаловано ответчиками.  На момент исполнительных действий судебное постановление апелляционной инстанции, которым истцу в удовлетворении иска было отказано, вступило в законную силу.

Чем бедна наша житница

Пока представители мелких сельских кубанских хозяйств дерутся между собой, иностранные концерны продолжают захватывать российские земли. В той же Привольной уже появился заводик по производству попкорна, который, по слухам, принадлежит американцам. А некоторые из наследников большого хозяйства  за это время уже, например, успели «убить» добротные коровники, которые зачем-то разобрали и продали за бесценок как строительный лом.

«Это ферма, которая входила в ЗАО «Племзавод «Привольное». Ферма, которую строили наши отцы и деды. В декабре 2015 года её разобрали, потому что никто из жителей станицы не смог её купить – нет средств. Чтобы не отдавать им (ферму – ред.) в аренду, чтобы они здесь работали, ведь у нас очень работящие люди и они смогли бы работать, выращивать коров, баранов, было решено разобрать. Даже порезали и сдали на металлолом весы. Вначале сняли металл, потом все деревянные перекрытия кому-то продали, а теперь – кто хочет тот и разбирает», — рассказывает Нина Карпенко.

Районные и краевые власти за ферму вступиться не смогли, ведь она принадлежит частнику. Поэтому простым сельским труженикам осталось растаскать постройки… на кирпичи.

К сожалению, примеры сельскохозяйственных объектов «в загоне» можно сегодня увидеть по всей России. На Кубани, видимо, опасаясь критики, нашей съёмочной бригаде поначалу даже пытались запретить снимать. Причём делали это представители всё того же… «Агротэка».

Остались у нас вопросы и к сотрудникам полиции Краснодарского края, пресс-служба которой наотрез отказалась вживую общаться с журналистами и разрешить нам пообщаться с сотрудниками полиции, проводившими проверку обращений Карпенко, предложив отснять комментарии без нашего участия и присутствия и прислать их по электронке. «Сейчас все так делают», — заявили в пресс-службе ГУ МВД Краснодарского края, куда мы честно отослали несколько официальных запросов.

— Я говорю, не надо снимать!
— Не трогайте, пожалуйста, камеру!
— А я вам говорю, не надо снимать…
— Вы представитель органов власти?
— Я не представитель органов власти.
— Вы какое имеете право командовать?

Однако нам все же удалось найти контакт и с руководством «Агротэка». Оказалось, что и на другой стороне баррикад – люди вполне адекватные, и у них есть своя правда.

«Площадь ООО «Агротэк» составляет 1800 гектаров, количество работающих 60 человек; имеется животноводство, занимаемся растениеводством, выращиванием сахарной свёклы, озимой пшеницы и производством молока. На 2015 год налогов «Агротэком» уплачено порядка 11 млн, увеличилась прибыль. Когда я пришёл, предприятие работало «в ноль», а по этому году прибыль – порядка 7 млн.», — уверенно рассказал на камеру Александр Поярков, директор ООО «Агротэк».

Позже журналистам «Человек и закон» удалось усадить конфликтующие стороны за стол переговоров. И после долгой беседы «по душам» всем нам даже удалось выйти на компромисс – Поярков прилюдно пообещал, рассмотреть вопрос продажи спорных 40 га, и равноценного обмена других участков на земли, арендуемые Карпенко.

«Я не знаю, вы устали или нет, а я очень от всего этого устал: мне 40 лет, а у меня уже голова седая. Но я ещё раз говорю, что за мной стоит не мой карман, не машина, а за мной стоят 120 человек людей, которые обеспечивают район налогообложением, животноводством, и люди знают, где покосить траву. Может быть, это лирика? Пусть будет лирикой! Но я ещё раз говорю, что сейчас, на данный момент у меня есть доверенность от ваших пайщиков, которые точно так же, как и ваши пайщики, имеют своё мнение. Давайте просто, тупо, механически, вы мне своих отдаёте, я вам своих отдаю. Ваша земля остаётся у вас. Семьдесят гектаров — у меня, семьдесят – у вас. Я вам отдаю, вы мне отдаёте. Всё! Закрыли тему!», — эмоционально подвёл черту под старым спором Александр Поярков.

«Я думаю, что на сегодня все вопросы сняты. В беседе с каждым из них – никто никаких претензий не имеет. Конфликт исчерпан», — пообещал нам Сергей Точилкин, заместитель главы Каневского района, который пообещал стать арбитром-посредником в переговорах «горячих голов» Карпенко и Пояркова.

Несмотря на усилия наших журналистов примирить стороны, после отъезда съемочной  группы, конфликт так и остался в подвешенном состоянии. Александр Поярков, например, не сдержал своих обещаний. Он поначалу ссылался на занятость во время уборочной, а потом и вовсе перестал отвечать на звонки наших журналистов. Так же поступил и Точилкин, согласившийся стать арбитром в споре. Так и не дождавшись мирного разрешения конфликтной ситуации Нина Карпенко была вынуждена принять участие в «тракторном марше» на Москву.

Businesswomans и… Кущёвка неподалёку

Рассказ этот не выглядел бы законченным, если бы мы не донесли до своих зрителей несколько интересных моментов, подмеченных в ходе командировки в Краснодарский край.

В настоящее время продолжает бытовать мнение о том, что женщина не может толково работать, организовывать и руководить. В этом нашу съёмочную группу пытались убедить и Поярков с Точилкиным, наговаривая на неё, что та только лишь скупает земли, не вкладываясь в сельхозпроизводство.

Чтобы проверить это, мы проехали по полям и убедились в совершенно обратном.

Фермы и зернохранилища у Карпенко в состоянии близком к идеальному, везде трудятся люди, которые с уважением относятся к своему руководителю. Но и таким волевым представителям сельских businesswomans иногда требуется помощь. И помощь эта, на наш взгляд, от представителей правоохранительных и надзорных органов должна приходить вовремя. Ведь люди в погонах не должны ждать, когда между собственниками или арендаторами разразится скандал или, не дай бог, произойдёт трагедия наподобие кущёвской, прогремевшей несколько лет назад на всю страну. Кстати, станица эта находится совсем рядом с Привольной. Характеры у людей в обоих населённых пунктах очень похожие — непростые, интересы собственнические, поэтому эмоции зачастую выходят за рамки. Тот же бывший супруг Карпенко, по ее словам, как-то пытался облить кислотой… дочь фермерши от первого брака. Сама женщина об этом вспоминать не любит, зато весьма охотно рассказывает о другом из наболевшего.

«Я писала, конечно, в прокуратуру. Написала, что идёт экономический захват крестьянского хозяйства, на что мне, практически, ничего не ответили. Писала я и в полицию, тоже не получила никакого ответа. В 2015 году «Покровский концерн» также захватил наше поле. Они по всему периметру закрыли это поле десятью «КамАЗами» с прицепами, пятью «Нивами», — припомнила Нина Карпенко прошлогоднюю историю.

А вот сотрудники полиции, как выяснилось, на такие заявления реагируют слабо.

«Мы осенью 14-го года вспахали поле, внесли удобрение. Весной 15-го года «Покровский концерн» окружил это поле и  засеял его кукурузой. Мы вызывали полицию, а почему-то приехал только участковый. Я просила, чтобы он установил личности этих людей, которые находятся на поле и засевают его», — при нас обратилась Нина Карпенко к людям в погонах, но в ответ услышала, что их визит к давнему делу не относится.

— Меня интересует факт сегодняшний, — попыталась оправдаться миловидная дознаватель из Каневского отдела полиции.
— А меня интересуют все факты, — резко отрезала Карпенко.

Интересно, что информацией о появлении на кукурузном поле приставов в прокуратуре всё-таки заинтересовались. Вот, что заявил Антон Лопатин, руководитель пресс-службы прокуратуры Краснодарского края: «Прокуратурой Краснодарского края по результатам проведения рабочей группы по защите прав фермеров и крестьянско-фермерских хозяйств организована проверка по факту применения мер принудительного исполнения к главе крестьянско-фермерского хозяйства Нине Карпенко. В настоящий момент затребованы материалы исполнительного производства, они находятся на изучении. По результатам проверки будет принято соответствующее решение».

Начальство приставов в свою очередь тоже рассказало об опасностях своей службы.

«Люди с автоматами? Понятно, что для устрашения для того, чтобы обеспечить безопасность приставов. Ситуации разные бывают – с вилами бросаются… Каждый год это происходит. ЧОПы различные привлекают»,объяснил Иван Квашура, старший судебный пристав по Краснодарскому краю.

 «В нашей школе за 10 лет детей осталось в два раза меньше, чем было. Училось 1200 человек, а теперь – 600. Это говорит о том, что молодые семьи уезжают из станицы, или их папы работают вахтовым методом. Очень хотелось бы жить в красивой станице, чтобы она развивалась, чтобы появлялись рабочие места, но этому, на мой взгляд, не будут способствовать холдинги, потому что их хозяева живут очень далеко», — с грустью в голосе утверждает Карпенко.

По мнению нашей редакции, история с Карпенко ещё не самая фактурная из всего чего мы наслушались, побывав на благодатной земле Краснодарского края, где у крупных корпораций сегодня действительно развязаны руки и они, зачастую в обход закона, отнимают землю у мелких сельхозпроизводителей. Фермеры жалуются, что не могут защитить свои права в судах, которые, как правило, принимают весьма спорные решения. Не могут эффективно защитить работающих на земле людей и представители органов власти. Может быть, именно по этим причинам, потерявшие веру в местное руководство, труженики села пытаются найти справедливости в Москве? Что-то нам подсказывает, что если ничего не менять, не бороться с коррупцией, то акция фермеров далеко не последняя в истории нашей страны.

Кстати, после того, как мы опубликовали материал о «тракторном марше», в редакцию стали обращаться представители иностранных организаций, которые предлагали помощь российским фермерам, в том числе в судебном порядке. Интересно, что нас просили предоставить координаты «фермеров, обиженных российской властью». Звонили даже из Amnesty International («Всемирное движение за соблюдение прав человека»). Нам остаётся только догадываться, в каких целях иностранные организации могут использовать внутрироссийский конфликт.

В настоящее время СЗПЦ «Человек и Закон» направил запрос в прокуратуру Краснодарского края, в котором, проанализировав действия судебных приставов-исполнителей, оценил проблему с точки зрения норм российского законодательства. Мы и далее будем следить за развитием событий, которые происходят в Каневском районе Кубани.

Игорь Зубов, Эвелина Трофимович

СЗПЦ «Человек и Закон» благодарит за предоставленные материалы редакцию сайта Agrobook.ru