«Нож в спину» от сына: бизнесмен судился с матерью за дом

бабуля2

Шокирующая история с борьбой за наследство, неоднократно освещавшаяся в наших сюжетах, получила закономерную развязку.

Напомним, в 2013 году 84-летняя жительница села Дивноморское, что под Геленджиком, внезапно получила повестку в суд от родного сына, который, живя по соседству с матерью, не переступал порог родительского дома почти два десятка лет. Камнем преткновения послужили небольшой клочок земли и маленький домик, в котором старушка жила вместе с другим тяжелобольным сыном.

Людмила Бажукова, зам.руководителя НП «Геленджикское объединение предпринимателей и предприятий малого и среднего бизнеса» «Гражданская позиция» так вспоминает происходившие тогда события: «Степанюгин Александр Григорьевич обратился в Геленджикский городской суд с заявлением о  восстановлении пропущенного процессуального срока после смерти отца – с этого времени прошло уже 19 лет – и признании права на ¼ долю дома и земельного участка в селе Дивноморское».

Через 19 лет сын «вспомнил», что не вступил в права наследства после смерти своего отца, и решил восстановить «несправедливость». Ни прошедший срок исковой давности, ни заключённый между его матерью Нинель Степанюгиной и сестрой Натальей Болотниковой договор пожизненного содержания с иждивением, не стали препятствием для Александра. Суды первой и второй инстанций встали на его сторону.

«Я вообще не могу согласиться с тем, что в наше время могут быть такие случаи, что без малого 25 лет человек не заходил к матери, ничем не занимался, ничем не помогал (а ведь старушке уже под 90 лет!), и он взял и расторг договор пожизненного содержания с иждивением между мной и мамой, – сетует Наталья. – А сам в это время, пока шли суды, даже ни разу не зашёл, даже не спросил – как мама, что у неё, надо ли ей что-то… Зачем он это делал?»

На этот вопрос не могла ответить ни сама Наталья, ни 88-летняя Нинель Алексеевна. Достойно пройдя все тяготы военного времени, старушка не смогла вынести предательства родного сына. Материнское сердце остановилось в день очередного судебного заседания из серии разбирательств, которые, не жалея ни сил, ни времени, инициировал Александр. Вот только проводить маму в последний путь у него времени не нашлось. Не был он и рядом с умирающим братом, за которым до последнего его вздоха ухаживала сестра Наталья. Лишь одно заботило Александра – судьба скромного земельного участка по соседству и чахлого домика на нём.

В 2013 году, получив на руки Апелляционное определение Краснодарского краевого суда, Александр произвел двойную перепродажу доли домовладения и земли, которые ему удалось отсудить у матери. Сначала перепродал недвижимость своему сыну, живущему по соседству с ним и бабушкой, а затем – третьему лицу – Литвиненко. Подобные комбинации нередко проводят «чёрные» риелторы, чтобы лишить владельца недвижимости возможности вернуть свою собственность в судебном порядке. Ведь по закону покупатель, не знавший о судебных разбирательствах с приобретаемой недвижимостью, может быть признан добросовестным приобретателем и забрать это имущество у него суд не вправе.

Вот только одного не учёл Александр: последняя сделка была совершена спустя месяц после кассационного постановления, согласно которому всё спорное имущество вернулось к прежним владельцам. А это значит, что Литвиненко ни при каких обстоятельствах не может быть признана добросовестным приобретателем. Да и отмена судебных решений, которыми воспользовался Александр, чтобы перепродать недвижимость, делала эти сделки недействительными.

О судьбе младшего брата-инвалида и престарелой мамы-ветерана Александр никогда не беспокоился. Он был слишком поглощён заботой о семейном бизнесе. На своём земельном участке предприимчивый мужчина открыл магазин, возведя глухую стену вплотную к родительскому дому. За окном его матери Нинель Алексеевны теперь была одна и та же унылая картина – выведенные из торгового помещения канализационные трубы и холодный камень, как сердце родного сына.

«Складом от магазина перекрыл 2 комнаты – в 30 сантиметрах построил двухэтажный склад, что у мамы вообще 2 комнаты пустые и стоят, как подвальные, – жалуется Наталья Болотникова. – Невозможно там ни жить, ни находиться… Уже, считайте, отобрал 2 комнаты, и старается ещё что-то отобрать… Я вообще не знаю, зачем оно ему надо?»

Все 20 лет младшая сестра «обделённого» сына Наталья ухаживала за беспомощными родственниками. Александр же, проживая по соседству, не проведывал родных и ни разу не предложил им свою помощь.

«24 года прошло со смерти отца – в 1994-м году он умер, – и все эти годы Александр, живя по соседству, через забор по меже, ни разу не зашёл к матери, не проведал, не помог ничем и даже не спросил, как она живёт, как она себя чувствует, – говорит Наталья, с трудом сдерживая эмоции. – Но зато в суды подавал. И мама моя очень переживала, потому что по его судам она могла оказаться вообще среди чужих людей в полуразрушенном доме».

Чтобы понять причины такой чёрствости и неотступности, наша съёмочная группа предлагала Александру через его адвоката поделиться своим взглядом на ситуацию, но мужчина от комментариев отказался. Не был готов к диалогу и сам адвокат.

Корр.: – Я, как представитель прессы, предлагаю Вам высказать свою точку зрения.

Евгений Краев, адвокат: – Я не уполномочен давать комментарии.

– Мы можем завтра встретиться, послезавтра… Мы готовим сюжет и предлагаем, чтобы равноправие сторон соблюсти, чтобы и Ваша сторона тоже получила возможность высказать свою позицию.

– Мы не нуждаемся в этом.

Пройдя два круга судебных разбирательств, и получив на руки заветное решение кассационной инстанции, восстановившего права матери на недвижимость и договор пожизненного содержания с иждивением, Наталья попыталась зарегистрировать права на спорную недвижимость. Но этому помешали сделки, которые уже успел провести Александр.

Чтобы отменить эти сделки и зарегистрировать свое право собственности, Наталья подала иск о признании договора купли-продажи недействительным. Начался новый виток судебных разбирательств. Геленджикский суд исковые требования удовлетворил и признал сделку ничтожной.

«Болотникова Наталья Григорьевна восстановлена в своих правах, – сообщает юрист Людмила Бажукова. – То есть нам остаётся обратиться в Росреестр и зарегистрировать её право собственности на эти объекты. Но Степанюгин Александр Григорьевич не дремлет – он обращается в апелляционную инстанцию».

28 марта суд апелляционной инстанции поставил точку в этом затянувшемся споре.

Татьяна Будинская, руководитель НП «Геленджикское объединение предпринимателей и предприятий малого и среднего бизнеса» «Гражданская позиция»: «У нас огромная радость – у нас есть решение пятилетних судебных споров. Хотелось бы выразить огромную благодарность судебной коллегии, которая 28 марта вынесла справедливое решение».

Наталья, за время судебных разбирательств потерявшая брата и мать, но не потерявшая силу духа и веру в торжество справедливости, наконец, отстояла свои законные права на такой родной её сердцу родительский домик – память о счастливом прошлом, когда в нём жила большая и дружная семья, и ничего не предвещало грязной войны за наследство.

«Я уже ничего не чувствую, – с грустной улыбкой сообщила Наталья, – в течение этих 5 лет уже все эмоции закончились. Но я очень рада, что всё-таки справедливость восторжествовала».

Анастасия Вербицкая
Фото: СЗПЦ «Человек и Закон»