Дети на митингах: свобода самовыражения или бич современности?

ДетиМитинг

«Детям не место на митингах», решили депутаты и вынесли на обсуждение Госдумы инициативу о запрете присутствия несовершеннолетних в акциях протеста. О целесообразности законодательного урегулирования участия детей и подростков в митингах уже давно ведутся споры в экспертном сообществе. Почему столь остро этот вопрос встал в настоящее время и нужно ли вмешательство в него парламентариев, разбирался корреспондент Северо-Западного правового центра «Человек и Закон».

Бомба замедленного действия

В последнее время наблюдается тенденция к увеличению интереса у подростков к оппозиционному движению. Участие в некоторого рода протестных акциях, в том числе и несанкционированных, становится для молодёжи своеобразным трендом. Так, 26 марта по стране прокатилась волна митингов и демонстраций, организованных активистом Алексеем Навальным. Среди участников этой масштабной акции протеста было много школьников, что вызвало крайнее недовольство представителей власти, психологов, политологов, активистов и просто неравнодушных к судьбе подрастающего поколения людей.

«Детей используют для корыстных целей, а они даже не понимают, что являются лишь пешками в чужой и, как правило, нечестной игре, – отмечает психолог Анна Плотникова. – При этом никто из организаторов не задумывается, какую колоссальную травму они наносят детской психике. Подобные оппозиционные настроения оказывают пагубное воздействие на становление личности и на социализацию ребёнка».

Анне Плотниковой вторит её коллега – Наталья Потлачук. Психолог уверяет: если тематика протеста касается политического или экономического устройства общества, то есть сложных для понимания подростка проблем, то несовершеннолетний в таких случаях используется как протестующий элемент вслепую. «Организаторы протестов, особенно несанкционированных, понимают, что они нарушают имеющееся законодательство и идут на это осознанно, подвергая себя риску нести ответственность, в том числе уголовную», – полагает Наталья Потлачук и заключает: «Вовлечение  детей в этот процесс должно приравниваться именно как к вовлечению несовершеннолетних в криминальную деятельность».

Для привлечения несовершеннолетних к участию в митингах используются различного рода психологические уловки, материальные и нематериальные методы стимулирования. Например, игровая концепция и даже обещание денежного вознаграждения за присутствие на акции.

«Навальный и его команда обещали отсудить по 10 тысяч евро в Европейском суде по правам человека в случае, если будут задержания, – сообщил генеральный директор Центра политической информации Алексей Мухин. – В итоге подростки стайками бегали от омоновца к омоновцу, пытаясь спровоцировать их на задержание, чтобы в дальнейшем получить эти деньги».

По словам Алексея Мухина, привлечение подростков к несанкционированной политической деятельности является крайне циничной манипуляцией детским сознанием. «Это сродни политической педофилии», – констатировал эксперт.

«Последствия для психики (ребёнка – прим. ред.) это имеет негативное: в сознании подростка выход на подобную акцию приравнивается как к приключению, подбадриваемому необходимым для подростка местоимением «МЫ», после задержания (если оно есть), прибавляется бравада (некоторые бравируют общностью с уголовным миром, некоторые – с протестующими), закрепляется протестный механизм реагирования на все события (который в норме только в подростковом возрасте). Но никакого понимания и глубокого осмысления своего нахождения на митинге нет и быть не может», – добавляет Наталья Потлачук.

Запретный плод – сладок

Тем не менее, парламентарии не спешат принимать поправки в действующее законодательство в части пресечения участия несовершеннолетних в митингах и пикетах. «Я считаю, что запретами все не урегулируешь», – убеждён глава комитета Госдумы по законодательству Павел Крашенинников. Он призывает крайне осторожно подходить к тотальному запрету участия подростков в протестных шествиях. Несмотря на то, что с 14 лет у юного гражданина наступает частичная дееспособность и налагается уголовная ответственность за ряд преступлений, подросток этого возраста является «не до конца сформировавшейся личностью», нуждающейся в защите семьи и государства. «Если мы скажем, что вам туда ходить нельзя, мы просто увеличиваем их поток», – заявил Крашенников.

«Для подростка быть в протесте – естественно, то он все равно будет протестовать, – заверяет психолог Наталья Потлачук. – Тотальный запрет может вызвать только еще один протест – против тотального запрета. Нужно научить ребёнка протестовать без угрозы его психике и будущему, создать условия для возможности подросткам высказывать свой протест. Но в социально одобряемой форме и без уголовно наказуемых последствий».

Подобного мнения придерживается и Ольга Чиндяева, председатель Санкт-Петербургской общественной организации «Общество защиты детей и семей». По её мнению, ответственность за присутствие подростков на акциях протеста лежит прежде всего на родителях. И именно от них зависит, будет ли ребёнок поддаваться влиянию агитаторов.

«Мы отрицательно относимся к участию несовершеннолетних в запретных акциях, –  пояснила Ольга Чиндяева. – Конечно, государство должно принимать подобные законы, но следует помнить, что за детей отвечают прежде всего родители. Если они объяснят своим детям, чем чревато участие в несанкционированных митингах, то дети не будут приходить на такие мероприятия».

Участие в сомнительных акциях и демонстрациях – признак социальной и психологической незрелости. А потому очень важно, чтобы в семье уделялось достаточно внимания формированию у ребёнка объективного взгляда на те или иные действия оппозиционных сил.

«Молодёжь настолько медийно подвижна, что привлечь её на подобные мероприятия оказалось проще простого. Думающие молодые люди и подростки прошли мимо этого призыва, прекрасно понимая, чем это может закончиться», –  отметил Алексей Мухин.

Метод кнута и пряника

Специалисты сходятся во мнении, что присутствие детей и подростков на несогласованных акциях необходимо строжайше запретить, потому что там нет никаких гарантий безопасности.

«Участие в политическом процессе несовершеннолетних, крайне подверженных влиянию извне, конечно, дело совести тех, кто агитирует их выходить на улицу с протестными целями. С другой стороны, этот процесс должен регламентироваться законом, причём очень строго», – утверждает Алексей Мухин.

При этом эксперт подчеркнул, что контроль за участием подростков и детей в митингах должен стать неотъемлемой частью молодёжной политики. Но вместе с кнутом нужно давать и пряник. Иначе начнутся волнения и станет нарастать социальное напряжение.

«Нужно намного плотнее заниматься организацией досуга подрастающего поколения, и не стоит снимать ответственность за отсутствие этого досуга с профильных органов», – заключил руководитель Центра политической информации.

Таким образом, участие детей в митингах – это вопрос и семейного воспитания, и просвещения со стороны государства, и ответственности организаторов подобных массовых мероприятий. Симбиоз этих трёх аспектов позволит не допустить негативного влияния протестных настроений на хрупкую детскую психику и подвергнуть опасности жизнь и здоровье подрастающего поколения.

Анастасия Вербицкая
Фото: СЗПЦ «Человек и Закон»