На крючке у главы: рыбаки просят помощи чиновников

История с выселением рыболовного кооператива с причала в Геленджике, о которой мы рассказывали в одном из наших сюжетов, продолжает усугубляться. Администрация, которая должна защищать интересы граждан, выступает в суде против старожилов своего же города. Она намерена лишить курорт общедоступного причала и лодочной станции.

Кооператив «Морской» – не просто часть истории Геленджика, но и детище ветеранов Великой отечественной войны. В отчаянной попытке спасти общество рыбаков-любителей с полувековой историей, геленджикские пенсионеры решили во всеуслышание рассказать о своей проблеме. Своим обращением они надеются привлечь внимание вышестоящих органов власти и просто неравнодушных людей.

Николай Тросин, коренной житель г.Геленджика: «Отставники после войны организовали этот кооператив. Здесь полоса была – в войну на ней поднимали гидросамолёты. На этой полосе им разрешили образовать кооператив».

Виталий Мокроус, член ПК «Морской» с 1957 года, ветеран труда: «Начиналось всё, когда выделили участок, с землянки. Была вырыта землянка для охраны. А потом силами членов «Охотника и рыболова» было проведено благоустройство. Установлены ограждения, построены помещения для охраны и руководства. Кроме этого были построены помещения для хранения вёсел, были отдельные шкафчики для каждого члена».

Валерий Деревянкин, член ПК «Морской» с 1980-х гг., ветеран труда: «Это было очень давно, ещё был старый причал. Своими средствами сделали здесь всё это, а тут кому-то мешать стали».

Юрий Бердиков, председатель ПК «Морской»: «Кооператив создан не на пустом месте, не путём каких-то захватнических действий и самостроя, а был официально образован структурами городской власти. Единственное, что мы не можем найти, — это документ о первичном образовании, т.е. о создании общества «Охотник и рыболов», а такой документ обязательно должен быть. И мы предполагаем, что это было в 1948 году. И когда я в архиве стал искать это дело, папочки с документами и архивными материалами о решении горисполкома 48-го года я не смог найти. Как мне пояснили, в том числе и письменно, что такого дела в архиве не существует. То есть, якобы, оно или не сдавалось, или, как говорили, было утрачено, или, говорили, оно вообще не поступало. Такого не может быть, чтобы вообще не поступало одно-единственное дело в архив города».

Виталий Мокроус, член ПК «Морской» с 1957 года, ветеран труда: «Никогда не возникало никаких претензий, что мы незаконные, что мы захватчики. Когда в 2002 году началась реконструкция, было общее собрании, что будем вести строительство на долевом участии».

Юрий Бердиков, председатель ПК «Морской»: «Наши бывшие постройки – они были с 65 года по паспортам – были снесены. Частично снесены без нашего ведома, а потом уже, когда мы стали возмущаться, глава города нам пообещал, что мы останемся на старом месте, но нужно доломать эти все постройки, чтобы окончательно очистить территорию».

Алексей Ягольник, член ПК «Морской» с 1976 года: «Было собрание, на котором был глава города, собрали деньги и совместно построили набережную с ангарами под обещание – мы же не можем не верить нашим руководителям. Мы же избирали их все. Построили ангар, как в долевом строительстве. В результате получается, город пользуется, получает с этого прибыль, а мы оказываемся вроде как и не нужны». 

Виталий Мокроус, член ПК «Морской» с 1957 года, ветеран труда: «Мы все вносили деньги, имеются квитанции в кооперативе на долевое строительство. Нам гарантировали, что за нами закрепят землю, и мы останемся на этом месте. Мы согласились. После строительства никаких возражений долго не было, и вдруг неожиданно выяснилось, что мы захватчики, устроили самострой. То есть нас вне закона поставили».

Алексей Ягольник, член ПК «Морской» с 1976 года: «Мы постоянно платим земельные налоги за то, что мы здесь находимся. Налоги же идут куда-то. А сейчас нам говорят, что мы вроде как здесь незаконно (размещаемся – прим. ред.)».

Алексей Ягольник, член ПК «Морской» с 1976 года, председатель ревизионной комиссии: «Этот кооператив – единственное место, которое по закону (обеспечивает – прим. ред.) подход к морю, не только наших членов, а любых людей. Приезжают люди с Москвы, с Питера – откуда угодно, с лодками… И вот единственный спуск в море, – указывает на причал, – где они имеют выход, при том, с соблюдением всех норм и правил безопасности. У нас, вы видите, буйки стоят (указывает на море) – это маршрут, по которому должно быть осуществлено движение. У нас очень строго ГИМС (предъявляет – прим. ред.) требования, поэтому никто ничего не нарушает».

Юрий Бердиков, председатель ПК «Морской»: «Проверка проводится санэпиднадзором, проверяется противопожарное состояние. Раз в год нас проверяет ГИМС – техническое состояние. В первую очередь они проверяют противопожарную безопасность, санитарные нормы, документацию и техническое состояние не только причала, но и причального оборудования, техники, плавсредств».

Василий Ступников, местный житель, пенсионер: «Кооператив нельзя закрывать, убирать отсюда. Это всё сделано для блага людей. А если кто-то его выкупит, то, значит, пользоваться будет один человек или несколько соучредителей. А мы, пенсионеры, останемся без причала, без моря… И вообще – нас забудут все…»

Иван Колесниченко, член ПК «Морской» с 1967 года, ветеран труда: «Обидно, очень обидно… Столько проработать здесь, вложить труда, и сейчас нас выгоняют на произвол судьбы. Куда?.. Без рыбалки жизнь кончается у любого из нас, рыбаков. Четыре угла и бабушка-инвалид. Так я хоть пойду на рыбалку, поймаю свежей рыбы, накормлю семью».

Анатолий Шутеев, член ПК «Морской» с 1963 г., ветеран труда: «Последние 20 лет я на химически вредном предприятии работал. У меня с горлом начались проблемы. А вот выйду я в море – свежий морской воздух, какое-то облегчение наступает. Потом – семья у меня тоже любит рыбку. Одно время даже дочка со мной ходила на рыбалку, чтобы своих детишек кормить».

Григорий Полищук, член ПК «Морской» с 1975 года, пенсионер: «В крови уже это море. В крови эта бухта красивая. Сейчас, конечно, это уже курорт. Но местным жителям место какое-то надо же… Ну сейчас выгонят их всех – куда они пойдут, все эти люди? 120 человек, из них – половина пенсионеров…»

Михаил Иошпа, член ПК «Морской», ветеран подразделений особого риска, ветеран труда: «Последнее своё здоровье поправляем здесь, разговариваем, дышим воздухом здесь, занимаемся чем-то… То есть мы остаток жизни своей проводим здесь. А где ещё нам проводить остатки своих дней? Хотелось бы, чтобы этот вопрос отрегулировали в нормальном порядке. Кооператив должен быть, люди должны здесь быть, те лодки, которые у нас существуют, тоже должны здесь быть. Потому что деваться нам некуда с ними».

Владимир Балюк, член ПК «Морской» с 1979 года: «Социализм дал нам эту лодочную в 1948 году, а капитализм хочет у нас отнять её. Я думаю, что руководство муниципального образования всё-таки примет мудрое решение, и мы, как избиратели главы города, останемся здесь, как и были раньше.