Строительство домов под снос

Жители города-курорта Геленджик требуют остановить произвол властей и урегулировать градостроительные аппетиты администрации города последние несколько лет власти города ведут победоносную борьбу с жилищными инициативами горожан. Редакция Северо-Западного правового центра «Человек и Закон» выяснила, как в Краснодарском крае появляются дома, и даже целые кварталы под снос. Эту ситуация мы покажем на примере одного градостроительного преступления .


Администрация города-курорта Геленджика против Татьяны Будинской. По мнению чиновников – эта женщина является потенциальным преступником и деятельность ее должна быть запрещена на территории города. Ее особые приметы – неугомонный характер и рост под потолок

— Если  брать во внимание мой рост — вот потолок, — женщина дотягивается до потолка рукой, — а рост у меня 1 метр 55 сантиметр.

В вину ей чиновники вменяют желание построить дом. Преступный замысел у Татьяны Будинской созрел в этом полуразрушенном доме. Как подозревают чиновники – это был вообще преступный сговор с соседями, так как план строительства созрел у всех живущих в доме №14 по улице Пограничной города Геленджика. Но как вспоминает Татьяна Будинская, предложение о строительстве дома сделал ей все сам мэр города-курорта. Причем, свое согласие городская администрация подкрепила еще одним уникальным коммерческим предложением: чиновники заявили, что выдадут разрешение на строительство только после того, как Будинская выкупит на торгах муниципальную собственность – стеклопункт

Татьяна Будинская показывает строение
— Это стеклопункт, который нам навязали выкупить его. Сказали, что если мы его выкупим, то нам дадут разрешение на строительство.  Разговаривали с представителями администрации, даже брали от нас гарантийные письма. Что мы выкупим. Я даже давала такую гарантийное письмо мэру. А он нам, и не нужен был, этот стеклопункт, выкупать его не было необходимости
Но у городских властей своя версия

Виктор Ревякин, главный архитектор администрации Геленджика, считает, что разваленное строение женщина купила по собственной инициативе
— В старом доме, что снесен, там было муниципальное имущество, который даже не использовался. Гражданка Будинская покупала его на торгах. Предложение ей не делал. Информация выставляется на торгах официально

Юрист Людмила Бажукова была свидетелем той покупки, о которой покупатели помнят, а продавец – городская администрация – забыл: хотя бы потому, что это коммерческое предложение довело Будинскую до суда

Людмила Бажукова говорит, что
перед получением первым разрешением на строительство нас вызывают в кабинет Ревякина и говорят, что есть стеклопункт.  Мы пошли в суд, чтобы признать этот стеклопункт частью многоквартирного дома и не выкупать его. Мы выходим в процесс, и представитель подходит и говорит: может решим. И мы решили с администрацией не спорить, мы были на торгах и мы сумели выиграть этот конкурс

После победы в конкурсе и покупки стеклопункта собственники, наконец, получили разрешение на строительство многоквартирного дома. Но администрация выдала его всего на 6 месяцев. То есть чиновники подсчитали, что пятиэтажный дом можно построить и ввести в эксплуатацию за полгода. Татьяна Будинская успела только заключить договор с застройщиком, вырыть котлован да и поставить строительный забор. Кстати, установку забора городская власть тоже считает своей заслугой

-Мы заставили их запор установить, — рассказывает главный архитектор администрации Геленджика, —
Онине хотели его ставить. Его город поставил, назначив своих подрядчиков. Я вам еще говорю, мы заставили Будинскую забор ставить. А я говорю, что подрядчик жаловался, что она ему даже денег не заплатила за забор

—  Заставили, — соглашается Людмила Бажукова, — подрядчик, назначенный администрацией,  приехал, посмотрел, сказал, сколько нужно арматуры. Забор поставили быстро, но стоимость оказалась чрезвычайно высокой

На сложные, в том числе и коммерческие, взаимоотношения с городской администрацией жалуются все застройщики города-курорта. Недопонимание со стороны властей вывело домостроителей на массовые пикеты и митинги. Жильцы 14-этажного дома в Геленджике, отправленного властями под снос, в знак протеста перекрыли гробами федеральную трассу (Москва — Новороссийск). Причиной 10 минутного перекрытия М-4 «Дон» стали действия мэра Геленджика, который в 2012 году мэр перевел участок в категорию «для размещения многоэтажного жилого дома», а через два года принял решение снести многоэтажку. Краснодарский краевой суд решение властей о сносе поддержал. В доме прописаны 65 человек.

В начале августа на согласованный с администрацией митинг вышли те, кто готов был заявить о случаях массового обмана и мошенничества на территории города Геленджик. Итого: почти пятьсот человек. Напомним, это был санкционированный митинг, но организатор и двое участников признаны нарушителями правил проведения митинга. Каждого приговорили к штрафу в 15 тысяч рублей. В вину им вменяются плакаты.

— плакат оценили как прямое оскорбоение главы города, утверждает адвокат Михаил Беньяш, — И судья об этом прямо заявила в решение. Мне многие говорят о несколько мстительном характере нашего мэра  и что он посвящает много времени на сведение счетов, и много времени было вбухано чтобы не было митинга

Среди митингующих был и этот военный пенсионер, бывший летчик, награжденный двумя орденами мужества и орденом за военные заслуги, но, кажется, проигравший в битве с чиновниками курортного города

Андрей Еремеев утверждает, что его тоже житель обманули с землями

— Администрация нам объясняет, что земли включены в генплан, потом наши участки были почему то исключены. Причины не известны. Нонсенс геленджикского суда: выписывают решение признать квартиру – законной. А дом – незаконное строение и подлежит сносу, вот как так может быть. Человек владеет воздухом?

Чтобы, наконец, получить разрешение на строительство нового дома на месте снесенного Татьяна Будинская и Людмила Бажукова отправили в краевую столицу – в арбитражный суд Краснодарского края. Их противник – администрация города Геленджик. Но и в суде чиновники доказывали, что у застройщиц нет прав на строительство дома. Главная причина – парадоксальна: чиновники отказываются выдавать разрешение на строительство, потому что не желают выдавать женщинам градостроительный план. А согласно законодательству строить без градостроительного плана нельзя. Женщины в суде доказали, что этот документ администрация выдать им обязана – и суд их в этих требованиях поддержал. И лишь под угрозой уголовной ответственности глава города градостроительный план потенциальным застройщицам выдал. Но разрешением на строительство городские власти все равно не выдали. Состоялись еще три новых судебных заседания по делу об обжаловании отказов администрации выдать разрешение. И уже суд потребовал от чиновников представить документы, подтверждающие обоснованность отказов. Но чиновники бессильно развели руками и вместо запрошенных документов, представили суду самостоятельно изготовленные и заверенные самой же администрацией бумаги. Суд чиновникам напомнил, что полномочиями издавать нормативно-правовые акты есть лишь у краевых органов власти. Чиновники вновь бессильно развели руками.
Суд дважды просил у администрации города-курорта доказательства обоснованности отказа в выдаче разрешения на строительство, но так и не получил их. Откладывая разбирательство дела в третий раз, суд решил привлечь городские власти к административной ответственности за неуважение к суду.
Опасаясь проигрыша, чиновники для застройщиц заготовили очередной сюрприз – утвердили новый градплан. Теперь, согласно ему, на Пограничной улице, где три года назад стоял многоквартирный дом, и где еще год назад можно было строить многоэтажки – можно строить лишь индивидуальное жилье. А стало быть – администрация гарантированно лишает людей, которые снесли свой дом, воплотить мечты о жизни в собственном комфортабельном жилье

Татьяна Белова — начальник отдела градостроительной деятельности администрации Геленджика. И она точно знает, что на этой территории невозможно строительство многоэтажного жилья, здесь ограничения в три этажа

Между тем, как показало расследование Татьяны Будинской, земля, которая, по мнению чиновников, способна лишь на малоэтажное жилье, вырастила вот эту пятиэтажку. Причем незаконно. Застройщик не получал от городской администрации разрешения на строительство, не согласовывал с ними работу. Более того, городские власти, кажется, об этом доме вообще ничего не знают: во всяком случае, в новом плане градплане этого дома нет.

Татьяну Белову, начальника отдела градостроительной деятельности администрации Геленджика, это несовпадение не смущает
— Если человек не пришел и не заявил, что у вас ошибка, — говорит она, — это не учтено, и это не вносится изменения в градостроительный план. Если человек не заявил, то ошибки бывают.

Дом вне закона, кажется, построили в 2012-м. Суд, который определили законность постройки проходил не за закрытыми дверями, представители администрации на нем были. Но в генплан пятиэтажку так и не внесли. Возможно, администрация таким образом выразила свое несогласие с судебным решением, все-таки узаконившим дом.

Виктор Ревякин, главный архитектор администрации Геленджика, оправдывается:
— Если суд посчитает, что действия администрации необоснованно мы исполним решение суда

Получается, основной проступок Татьяны Будинской и других законопослушных застройщиков в том, что они решаются строить по закону. С такими в городе-курорте Геленджик работать пока не умеют.

Юрист  Людмила Бажукова и не скрывает, что в городе особые условия работы
— У нас в городе все не так просто, — говорит она, — Сначала идут в администрацию, на разведку. Узнают условия. Им говорили, что на этот участок не ходите. И до настоящего времени мы не можем найти застройщика.

Зато в городе–курорте Геленджик выработан алгоритм превращения незаконных построек или в груду кирпичей, или в дома, на которых можно заработать.

Корреспондент Северо-Западного правового центра «Человек и закон» спрашивает у  главного архитектора администрации Геленджика
— в Геленджике много самостроя?
-Был период, когда их было очень много, отвечает Виктор Ревякин, — Сейчас это число минимизировано.
— Каким  образом?
— Неуоторые  снесены, есть мировые заключения, по которым дом можно довести. Основной критерий заключения мирового заключения – что дом не рухнет и соответствует всем нормативам и второй пункт – обеспечение соц-быт инфраструктурой

И только после заключения такого мирового соглашения дома вне закона начинают переходить на сторону де юре. Правда, как выясняется, этот переход для застройщика тоже ценен. Перешедшие говорят, что аппетиты чиновников пределов не имеют

Марина Антипина рассказывает:
— С ними заключили мировое соглашение, по которому они обязаны произвести ряд мер. И потом якобы узаконят дом. В частности, должны построить частную площадку, заасфальтировали дорогу, и даже похвастали об этом на местных телеканалах. Но и последней каплей – требуют, чтобы они купили мусоровоз. И не б/ушную машину, а новую которая стоит 8 миллионов рублей

Отношение городского главы к действию подчиненных для нашей съемочной группы до сих пор не известно. Подходы к мэру защищает охрана, турникеты, и начальник пресс-службы, который разъясняет, что у мэра совещание, подготовка к окончанию лета и курортного сезона и, вообще, он сильно занят.

Это говорит руководитель пресс-службы администрации Геленджика

— У него график такой и вчера и сегодня – он не может встретиться. И заместитель тоже отсутствует на рабочем месте, в интервью не будет. И можно отвернуть камеру?

Хотя, как утверждает адвокат Михаил Беньяш, все свое свободное время мэр города ведет борьбу или с недовольными застройщиками.

— Мэр города лично объезжал многих граждан и упрашивал не ходить не митинг,   — рассказывает адвокат, — Зачем?Словно в городе других проблем в городе!

Редакция северо-западного правового центра “Человек и Закон” рассчитывает, что в плотном графике время для встречи я с нашей съемочной группой, потому что, судя по личной страничке в соцсетях, он переживает о судьбе города. Хотя, может и не получится, так как в планах мэра в ближайшее время снести 36 многоквартирных домов, 20 гостиниц и отелей, и еще десяток объектов коммерческого назначения. В реестре объектов самовольного строительства на территории муниципального образования город-курорт Геленджик значится 114 строений, для сравнения в прошлом году их было несколько меньше – всего 97. То есть митинги и пикеты в городе не закончатся, и народная волна гнева только набирает силу.

Алёна Алёшина