Яблони раздора или спайс: что привело к семейной драме?

«Спайс-убийца добрался до Краснодарского края», – кричит заголовок крупной региональной прессы. В центре внимания – смерть четырёх молодых людей из Абинского района. Как уточняется – от синтетических наркотиков. В администрации и правоохранительных органах разводят руками, мол, о спайсах слышим впервые. Да и умерли, как там поясняют, всего двое. Тем временем мать одного из погибших в поисках правды дошла уже до федеральных органов. К расследованию подключился Северо-Западный Правовой Центр «Человек и Закон».

***

После гибели сына Галина Позднышева ходит в прокуратуру, как на работу. Сердце Станислава Позднышева остановилось 3 года назад, но до сих пор правоохранительные органы не могут внятно объяснить матери причины его смерти.

Курсант морского университета, недавно отметивший свой 22-й день рождения, – предположить, что жизнь этого молодого человека внезапно оборвётся, было невозможно. Накануне трагедии ничего не предвещало беды. Галина и Сергей Позднышевы занимались домашними делами и ждали к семейному ужину своего сына Станислава. «Он пришёл домой в семь часов, – вспоминает Галина Позднышева, мать Станислава. – Мы как раз собирались идти на обход сада. Сел, поговорил – сказал, что собрался ехать в академию».

Это был последний разговор сына с матерью. Рано утром Галина заглянула в комнату Стаса. Там спал его друг детства – Давид. Женщину смутило отсутствие сына в комнате. Дозвониться до него она не смогла. Непонятным для Галины был и тот факт, как друг Стаса попал в чужой дом: «Он сказал, что пришёл часов в 4-5 – не помнит точно – Стаса не было, и он лёг спать. Если он со Стасом приходил вечером, он оставался ночевать. Такого не было, чтобы он не пришёл с ним, а утром оказался у нас в доме».

Давид был последним, кто видел Позднышева живым. Девушке Станислава – Наталье – он признался, что был свидетелем гибели друга.

«Говорил: «Я знаю, кто его убил, но я не трогал». Он (Давид – прим. ред.) говорил о том, что это сделал кто-то из друзей, какой-то Грин. Но я его не знаю, – пояснила нам Наталья.

О том, что, скорее всего, Станислав в момент своей гибели был не один, говорит и его отец. Сергей Позднышев первым оказался на месте происшествия. Он обнаружил мёртвого сына в сарае возле дома. «Лежал вниз лицом, на животе, руки у него были по швам – эта поза меня насторожила», – вспоминает Сергей.

Отец погибшего полагает, что тело могли и вовсе подложить на место обнаружения. Помимо необычной позы, по мнению Сергея, об этом свидетельствует ещё одно обстоятельство: «Ничего тут не сбито было (показывает на стол), а здесь (показывает на проём между перегородкой, за которой нашли Станислава, и столом) всего 40 сантиметров – как может человек сюда провалиться?»

***

Однако прибывшие на место полицейские не нашли ни в положении тела, ни в окружающей обстановке ничего подозрительного. А потому не стали вызывать сотрудника-криминалиста и судебно-медицинского эксперта. Следователи и вовсе осмотрели место происшествия только спустя полгода.

«Каких-либо фактов в ходе осмотра места обнаружения трупа, кроме фиксации обстановки в домовладении и сарае, в котором обнаружен труп, а также то, что входная дверь в сарай имеет запорное устройство в виде щеколды, не установлено»,  комментирует Владимир Лобанов, заместитель руководителя следственного отдела по Абинскому району СУ СКР по Краснодарскому краю.

Сергей Позднышев утверждал, что в день обнаружения трупа сына щеколда была закрыта снаружи.  Следователи этим показаниям не поверили. Опровержения им также не нашли. Тем не менее, последовал отказ в возбуждении уголовного дела.

«Основанием для отказа в возбуждении уголовного дела по факту смерти жителя Абинского района является полное отсутствие признаков какого-либо преступления. Так как смерть наступила в результате чрезмерного употребления наркотических веществ», – объяснили в Следственном комитете.

Сейчас на счету у следствия уже свыше десяти отказов в возбуждении уголовного дела. Все они сводились к одному – причине смерти от передозировки наркотиков. Прокуратура эту версию сочла несостоятельной, многократно возобновляя проверки.

Всё это время Галина Позднышева вела своё собственное расследование. В прокуратуре не скрывают: неусыпный контроль процессуальных действий поддерживался во многом благодаря усилиям безутешной матери.

«Мать погибшего неоднократно обращалась в прокуратуру с жалобами на неполноту проводимых процессуальных проверок, на непроведение экспертизы и результаты экспертизы, которая имелась в процессуальных материалах, – говорит Антон Лопатин, старший помощник прокурора Краснодарского края по взаимодействию со СМИ. – Каждое обращение содержало в себе не повторные, а новые доводы, которые требовали проверки и отмены постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела».

Однако следователи утверждают: они сделали всё, что могли, а Позднышева просто не хочет мириться с их выводами.

«Все решения следователем приняты законно и обоснованно. Большое количество отмен постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела обусловлено тем, что мать умершего требует от следственных органов опровергнуть информацию о том, что её сын являлся наркозависимым лицом», – заявил Владимир Лобанов.

После многочисленных отмен постановлений Галина не верит в объективность следствия. Равно как и в то, что причиной смерти её сына стали наркотики. Чувства убитой горем матери можно понять. Ведь у неё растёт внук, как две капли воды похожий на Станислава.

 ***

Версия о наркозависимости Стаса Позднышева стала ударом не только для его семьи, но и для всех знакомых.

В Абинске Стаса помнят, как успешного спортсмена. С ранних лет он посещал секции по баскетболу, ездил на соревнования. Тренер рассказал нам об успехах Стаса в спорте и очень удивился, узнав, что следствие посмертно окрестило его наркоманом.

Сергей Малый, тренер по баскетболу: – Никогда я не замечал, чтобы он курил или выпивал – такого у нас не было. Перед соревнованиями наш врач в спортивной школе проверял и ставил допуски.

Корр.:– А бывало, что его не допускали?

– Нет, такого не бывало.

В том, что Стас не употреблял наркотики, уверено и руководство спортивной школы.

«Не то что наркотики, у нас даже редко кто курит, – говорит Владимир Толмачёв, директор спортивной школы «Спартак» Абинского района. – По человеку видно сразу – употребляет он наркотики или нет. Мы, как педагоги, почувствовали бы это однозначно».

Не почувствовала ничего подозрительного и приёмная комиссия морского института, а позже – и морского университета. Там Станислав обучался судовождению. Педагоги очень тепло вспоминают курсанта Позднышева. «Мальчишка доброжелательный был. Пришёл обычный подросток из благополучной семьи – сразу видно было, что семья ребёнком занимается. С ребятами ладил, дружил с мальчишками, вежливый, культурный мальчик», – рассказала Ирина Попова, классный руководитель группы в Институте водного транспорта им. Г. Я. Седова. Ей вторит и старший методист заочного факультета Государственного Морского Университета имени Адмирала Ф. Ф. Ушакова Татьяна Гуцкая: «Коммуникабельный, вежливый, аккуратный, ответственно относился к учебному процессу. Вежлив не только с преподавателями, но и с товарищами по курсу. Неоднократно выполнял задания деканата, успешно выполнял. В общем я могу охарактеризовать его как порядочного студента».

Регулярные медкомиссии, к которым Станислав привык ещё в спортивной школе, были частью учебного процесса и в университете. Будущие моряки обязаны каждый год проходить жёсткий отбор.

«У нас в вузе проходит наркологическое тестирование. Все курсанты без исключения сдают анализы и проходят проверку. Поэтому вдруг оказаться незамеченным курсанту с проблемами у нас не получится», – объяснила Людмила Бухтийчук, пресс-секретарь Государственного Морского Университета.

Незадолго до своей гибели Станислав прошёл очередной медицинский осмотр. Врачи не нашли у молодого человека никаких патологий. «Накануне смерти он прошёл медицинскую комиссию для того, чтобы уйти в рейс в море. Причём с повышенными требованиями. Согласно заключениям комиссии, он был допущен к работе без ограничения района плавания»рассказала Галина Позднышева.

Однако отправиться в рейс Станиславу было не суждено. За 9 дней до выхода в море его не стало.

***

Окружение Позднышевых уверено: смерть Стаса не была случайностью. И причиной послужили вовсе не наркотики.

Семья на протяжении многих лет трудилась в плодоводческом совхозе «Светлогорском». В результате раздела общей долевой собственности Позднышевым достались земельные паи.

«Галина Алексеевна за некоторое время до смерти Стаса свои паи превратила в 12 гектар земли – садов, сообщает Андрей Демидов, друг семьи Позднышевых, руководитель мебельной фабрики «Демидов».  И это кому-то сильно не понравилось».

Совхоз пытался отсудить яблоневый сад у Позднышевых, но безуспешно. Трагедия в семье совпала с кульминацией судебных споров. Стас погиб в день суда о неприпятствовании Позднышевым в сборе урожая.

«На следующий день, несмотря на такую трагедию, коллективное сельскохозяйственное предприятие «Светлогорское» дало указание своим работникам – было согнано на небольшой участок более 300 человек, и весь урожай был собран в течение одного дня. У меня возникли подозрения, что смерть сына неслучайна, и что всё это связано с тяжбой по данному земельному участку»,  утверждает Галина Позднышева.

***

Подозрения родственников Стаса никак не стыкуются с выводами следствия. Не смогли прийти к общему мнению и медики, проводившие экспертизы.

«Первая экспертиза говорила о том, что смерть наступила в результате употребления наркотических средств, отмечает Антон Лопатин, старший помощник прокурора Краснодарского края по взаимодействию со СМИ Вторая экспертиза, которая была проведена по инициативе заявительницы в Ростовском медицинском учреждении, говорила о том, что смерть могла наступить как в результате травматических воздействий, так и в результате повреждения кровеносных сосудов. То есть выводы неоднозначные».

Но следователи, как оказалось, никаких противоречий в экспертизах не нашли: «Основным фактом, который позволяет в полной мере утверждать, что умерший являлся наркозависимым лицом и путём курения употреблял наркотики, является акт судебно-медицинского исследования трупа и две экспертизы, одна из которых – комиссионная».

Мы встретились с судебно-медицинским экспертом Сергеем Поповым, изучившим труп Стаса. Именно его заключение следователи взяли за основу своих выводов.

«Он умер от кровоизлияния в мозг, – сообщил Сергей Попов.  От конопли резко повысилось давление, сосудики лопнули и скончался мальчик».

Кровяное давление от наркотиков. Версия, на первый взгляд, безапелляционная. Если бы не один парадокс: кровь погибшего оказалась чиста! Каннабиноиды нашли только в моче. Об этом корреспонденту Правового Центра сообщил независимый эксперт Владимир Чернобай, изучивший медицинскую документацию и материалы следствия. Врачебная этика оказалась бессильна перед фактами.

«Был проведён только качественный, а не количественный анализ, – поясняет специалист по медицинскому праву. – Какая концентрация каннабинола в моче – неизвестно. Поэтому ссылка на то, что это стало причиной кровоизлияния, исключается».

Кровоизлияние в мозг может наступить и по причине хронических заболеваний. Но эта версия также не выдерживает критики. Согласно выпискам из медкарты, Станислав Позднышев был абсолютно здоров.

«С заболеваниями связывать нельзя. С приёмом наркотиков – тоже нельзя. Речь может идти только о травматическом происхождении этих кровоизлияний,  делает вывод эксперт.  О травматическом характере (смерти – прим. ред.) говорят повреждения на переносице и повреждения голени».

В том, что перед смертью Станислав получил ссадины, уверена и его мать. Она показала нам одежду, указав на подозрительные, с её точки зрения, пятна. Кровь это или нет, неизвестно: следователи не стали изымать вещи покойного. Но решили провести ещё одну экспертизу, инициировав эксгумацию.

Раскопки проводили с лихорадочной поспешностью. Следователей не остановил ни дождь, ни тёмное время суток. Но был ли смысл торопиться, если после смерти прошло уже три года? Можно ли по истечению такого срока обнаружить следы наркотиков? За ответом на эти вопросы мы снова обратились к независимому эксперту.

«За 3 с лишним года нахождения в земле человеческий труп подвергся значительным изменениям – поздним трупным изменениям. И что-либо найти в мягких тканях – признаки отравления какими-либо веществами, которые бы выступали в качестве яда, или их метаболитов – практически невозможно», – заключил Владимир Чернобай.

Тем не менее, сейчас все ждут результатов экспертизы. Семья погибшего – с крайней степенью недоверия. Следователи – с надеждой поставить точку в эпопее с доследственными проверками.

Остаётся ещё много вопросов, на которые пока так и не были получены ответы.  Хочется верить, что следователи сложат из обрывочных фактов цельную картину произошедшего.

Анастасия Вербицкая