Ты мне – я тебе: в Челябинске за взятку осудили экипаж ДПС

В Челябинске за взятку осудили экипаж сотрудников ДПС. Сюжет простой: Три человека ехали по ночной трассе. Машину остановили для проверки документов. Выяснилось, что у водителя проблемы с правами – они недействительны. Нарушитель и инспектор решили договориться на месте, и вроде бы договорились. Однако спустя какое-то время весь состав экипажа осудили, и «наградили» сроками до 8 лет лишения свободы в колонии строго режима.

Попытка «договориться на месте»

Как сперва дать взятку за правонарушение на дороге, а потом вернуть свои деньги обратно? Очень просто. Инструкцию знают ребята из Челябинска: нужно дать взятку инспектору ГАИ, а потом рассказать сотрудникам ОБЭП об этой взятке, но только добавить, что инспектор сам вымогал у тебя деньги. Ты же не взяткодатель.

Челябинская область, на автодороге «Аргаяш – Чебаркуль» несёт службу экипаж ДПС ГИБДД. Ночью на дороге появляется автомобиль, в нём три человека – двое мужчин и одна женщина. Инспектор ГИБДД останавливает машину, просит показать документы, но молодой человек за рулём мешкает, начинает копаться в бардачке, но так ничего и не находит. Тогда водитель и пассажир выходят из машины и признаются  полицейскому, что прав у них нет, и предлагают договориться на месте. Но денег у парней тоже нет, и они решают проблему иначе.

Один из пассажиров возвращается к машине, в которой сидит пьяная владелица автомобиля, и начинает её пугать: «Давай деньги, не то машину эвакуируют, будем ночевать на дороге». Всё, что было у женщины — это золотые серьги и паспорт. Она отдает их приятелю, а тот передает полицейскому с условием, что это залог. Мол, через несколько дней украшения и документ он заберёт в обмен на деньги.

Инспектор соглашается, а когда его подельник приходит в назначенное время и место — его встречает ОБЭП. Так в отношении сотрудника ДПС, и почему-то всего экипажа возбудили уголовное дело за вымогательство взятки и превышение должностных полномочий.

Владимир Шишков, старший помощник руководителя СУ СК РФ по Челябинской области:

  «Сотрудники ГИБДД стали вымогать у владелицы автомобиля, которая находилась в салоне автомобиля 30 тысяч за не привлечение к административной ответственности и за не задержание автомобиля»

 Доказать вину одного из инспекторов — Дмитрия Пашнина, не составило труда – частично он признал свою вину. А вот два других участника экипажа «попали под раздачу».

Договорился один – посадили троих

Экипаж ДПС состоял из трёх инспекторов: старшего экипажа Дмитрия Пашнина, Руслана Гарипова и Андрея Москаля. Всех троих осудили: Гарипов и Москаль получили по 7,6 лет лишения свободы в колонии строго режима, Пашнин – 8 лет.

Водитель и пассажир, которые «договаривались» с инспектором, стали свидетелями по делу, а владелица автомобиля, которая сидела в машине — потерпевшей. Кстати, в тот вечер она была крепко пьяна. Единственное, что помнит потерпевшая, это размытый силуэт одного сотрудника ДПС.

Потерпевшая:

 «Один Пашнин. Только его я одного и знаю. Я тех людей видела только в суде»

 Но как же вышло, что помимо Пашнина в деле появились ещё две фамилии – Гарипов и Москаль? Люди, которых потерпевшая впервые увидела в зале суда. Впрочем, у защитников есть свои подозрения.

Следователь, который вёл это дело, уже сталкивался с полком ДПС, в котором служили инспектора. Правда при первой встрече следователь был пьяным и за рулём. За что справедливо был лишён прав. Осуждённые и их родственники убеждены, что дело инспекторов не спроста оказалось у этого следователя – это месть:

 Николай Москаль, отец Андрея Москаля

 «Если старший берёт документы, паспорт, серьги – преступление одного человека уже окончено. А они подтянули всю группу, весь экипаж»

 Доказать заинтересованность следователя не удалось. Впрочем, как и вину большинства обвиняемых. Но, тем не менее, они за решеткой.

В суде адвокаты заявляли о фальсификации следователем документов, об отсутствии необходимых подписей под показаниями и протоколами. Даже государственный обвинитель в этом вопросе поддержал сторону обвиняемых, но судья не отреагировал на нарушения закона.

Самое простое в этой истории – сказать, что смысла в тщательном следствии нет, фигуранты – «гаишники», поэтому, априори, виновны. Всех посадить. А что если за клише «гаишник» стоит человек? За человеком семья, дети, жена. Но следователя такие вопросы не интересуют. Куда важнее закончить следствие как можно быстрее и получить «звёздочку» за раскрытие резонансного преступления, о котором будет гудеть всё местное телевидение.

Полицейских обвиняют в том, что они вымогали деньги у нарушителей. Но ведь прежде, чем вымогать деньги, нужно найти причину для этого. У свидетеля, который управлял машиной, были недействительны права (прим.ред. — таковыми их признал суд, так как водитель состоял на учете у врача-нарколога). Сотрудник ДПС может узнать об этом только когда узнает о личности нарушителя по базе, либо, когда нарушитель сам расскажет о проблемах с правами. В суде выяснилось, что в дежурную часть запрос на проверку информации о водителе не поступал. Выходит, свидетель сам рассказал сотруднику ДПС о проблемах с правами, и предложил решить проблему на месте.

Денег у свидетеля не было, он пошёл к владелице машины и «одолжил» у неё серьги и документы для инспектора. На вымогательство такая история не похожа, это скорее личный выбор нарушителей. Но следствие в эту версию отказалось верить с самого начала. Несмотря на то, что и потерпевшая, и свидетели постоянно друг другу противоречили.

Потерпевшая утверждает:

 «Пашнин пришёл и сказал в залог дать какие-то золотые вещи. Я сняла серьги, он потребовал мои права, мой паспорт»

На допросах свидетели говорили обратное, мол, лично попросили у потерпевшей золото, а затем передали инспектору. Подобных расхождений в деле много. В обвинительном заключении почему-то заранее обобщены действия всех фигурантов дела: Гарипов, Москаль и Пашнин вместе задержали машину, вместе вымогали взятку, то есть всё делали сообща.

Оказалось такие формулировки, это всего лишь ничем не доказанные домыслы следователя. Когда старший экипажа Пашнин общался с нарушителями, его напарники проверяли документы у водителей других машин. Именно поэтому потерпевшая видела только одного инспектора, а не троих, как написал следователь.

Свидетели в своих показаниях упомянули, что к Пашнину подходил напарник – Андрей Москаль, якобы он слышал разговор о взятке и был в курсе происходящего.

На самом деле Москаль был обязан подойти к Пашнину, потому что последний был старшим экипажа. Если во время проверки машин у инспектора возникают вопросы, он идёт к старшему — такой порядок. Но для следствия это значит одно – Москаль тоже участник преступления.

Машины инспекторов ГИБДД снабжены видеорегистраторами. Пашнин и водитель вели разговор прямо перед патрульной машиной. То есть запись с видеорегистратора показала бы, кто брал ценности, кто с кем договаривался и чем в это время занимались Москаль и Гарипов. Но видеозапись куда-то исчезла:

  Денис Куликов, адвокат

«Эту видеозапись возможно было изъять. И я предполагаю, что она была изъята оперативными сотрудниками, но с учётом тех доказательств, которые она в себе несла, её решили нам не показывать. Не может быть такого, чтобы у сотрудников полиции не было этой видеозаписи. Такого просто быть не может»

Родители молодого инспектора Андрея Москаля многое пережили за этот период. Сперва парня подставил адвокат: он просто подписал пустой бланк протокола и уехал со следственного эксперимента, как бы заранее согласившись с тем, что туда впишут. Потом выяснилось, что адвокат — приятель следователя.

Другой осужденный Руслан Гарипов также отбывает срок. Если Андрей Москаль оказался за решёткой за то, что попался на глаза свидетелям, то здесь совсем исключительный случай. Гарипова вообще никто не видел и действий его описать не может. Ни одного доказательства его вины нет. Но свои 7,5 лет лишения свободы строго режима он получил.

 Наталья Гарипова, жена Руслана Гарипова

 «Приходит его начальник. Говорит, ну вы крепитесь, их посадили – лет 8 точно будут сидеть. Я спрашиваю, что нам делать, он говорит, нанимайте хорошего адвоката, но ничего вы не добьетесь уже все решено»

Дома Руслана ждут двое маленьких ребятишек, которые верят, что их отец  в командировке. Каждый день они задают маме один вопрос: «Когда папа вернётся?»

У Пашнина трое малолетних детей, ипотечная квартира, за которую некому и нечем платить. Непросто будет ближайшие 8 лет, потому что за этот период главу семьи дома не увидят:

Дина Пашнина, жена Дмитрия Пашнина

 «Даже если он виноват, мы готовы платить штраф. Мы готовы понести наказание, но вот это наказание, когда его просто отделили от семьи… Я не понимаю, что это за наказание такое?»

 Мария Пашнина, сестра Дмитрия Пашнина

 «Никто не хочет разобраться. Мы все люди, мы все можем ошибаться. Сделали единую ситуацию, всех пригребли под одну гребёнку. За убийство столько не дают. Люди горят в пожарах, 160 человек – дают 8 лет»

В МВД прокомментировать историю с экипажем ДПС отказались. Как только в отношении инспекторов началась проверка, начальство от них сразу же открестилось — их уволили. А сослуживцам приказали «забыть» обвиняемых и не оказывать никакую поддержку.

Конечно, найдутся и те, кто позлорадствует. Скажут — это «гаишники», так им и надо. Но когда мы возмущаемся несправедливости, разве могут быть исключения? Можно ли одних судить справедливо, а других нет?

Пятеро детей остались без отцов почти на десятилетие. Вину двух человек не доказали, но несмотря на это, они за решёткой. Жизнь трёх семей перевернулась с ног на голову, но опускать руки рано. Адвокаты уже готовят кассационную жалобу.

Мария Павлова