История одного приюта.


Бывшие воспитанники: «Мы одна дружная семья»

С одной стороны детский дом это закрытая система в условиях, которой сложно, что-либо утаить. С другой, это не настолько закрытый мир, что в нём безнаказанно может происходить всё, что угодно. Ко многим детям приходили родственники, а Яшу Яблочника, вообще, приёмная мама забирала на выходные. Неужели и своим близким дети не рассказывали обо всех ужасах детского дома?

Павел Поштаков, педагог дополнительного образования, воспитатель детского дома

 «Утаить, что-то в детском доме невозможно. Детский дом – это особая атмосфера. Я сам учился, выпускник детского дома. Знаю эту всю систему изнутри, что случись, уже на другой день, это в самом позднем случае, а то и тут же будет известно всем, всем, всем до директора»

 Елена Трунова, бывшая воспитанница детского дома №10

 «Этого никак не может быть. У нас ЧП, пять минут и всё, весь детский дом знал. Мы знали, что случилось»

 Алексей Родин, начальник подразделения «по особо резонансным делам»

«Как говорят наши потерпевшие, а также кое-кто из подозреваемых — слухи ходили, и информация по детскому дому и школе плавала»

Выходит, все сотрудники детского дома и школы (прим. СЗПЦ «Человек и Закон» — 180 человек) были в курсе насилия и молчали. Неужели под крышей этого учебного заведения как на подбор, собрались настоящие изверги и детоненавистники?

Кроме коллектива, который много лет окружает фигурантов громкого дела, СЗПЦ «Человек и Закон» удалось поговорить с выпускниками детского дома и школы за разные годы:

Анатолий Блохин, бывший воспитанник детского дома №10

«Я рос без родителей. Я знаю, что это такое. Всегда была поддержка со стороны взрослых, всегда. Что детский дом, что школа, что все педагоги здесь в детском доме и те, которые оказались за решёткой. Всё одна дружная семья»

Вероника Ильина, бывшая воспитанница детского дома №10

«Ни в детском доме, ни в школе не было такого. Вообще. Потому что, если б это было, известно было бы всем»

Елена Трунова, бывшая воспитанница детского дома №10

«Я благодарна этим воспитателям. Им низкий поклон за то, что они меня подняли. У меня была тяжёлая жизнь»

Виктория Игнатова, бывшая воспитанница детского дома №10

«Приходили в гости мы. И с детьми приходила в гости, всё было хорошо, дружили. Ничего плохого не могу сказать»

Юрий Павлов, бывший воспитанник детского дома №10

«Мы к ним постоянно ходим. Половину [преподавателей] я знаю, с новенькими я знакомлюсь. Мы все общаемся, до сих пор. Это до конца жизни у нас. Мы одна семья, но почему вы это всё  разрушаете? Почему?»

Однако у Яши остались, едва ли не самые страшные воспоминания о детском доме:

Яша Яблочник, бывший воспитанник детского дома №10

«В детском доме я был 5 лет назад. Я это всё забыл как страшный сон, потому что помимо педофилии там были другие страшные вещи. Это и дедовщина, это и издевательства со стороны воспитателей, много что было»

 

 Подозреваемые воспитатели.

 Больше года главные подозреваемые сидят за решёткой.

Это Кирилл Покалюк, бывший выпускник детского дома №10. Он работал в социальной гостинице «Мечта». Официально числился дворником, на деле был куратором по благотворительности — искал спонсоров для детского дома, школы и гостиницы. Его Яблочник называет своим первым насильником и одновременно другом. До самого задержания Кирилла, они с Яшей были близкими друзьями.

Яша Яблочник, бывший воспитанник детского дома №10

«Мы дружили с ним и за 2 дня до его ареста мы ходили с ним в сауну. Да, я не скрываю этот факт. Мы хорошо общались, ходили вместе на концерты»

Не зря говорят: «От ненависти до любви один шаг». Дружить, как ни в чём не бывало со своим мучителем  дорогого стоит. Невольно возникает вопрос, было ли место тем страданиям, а главное насилию, о котором говорит Яша?

На одном из ток-шоу эксперт удивляется яркому эпизоду из биографии Яши: как, спустя несколько месяцев после насилия жертва самостоятельно решает стать актёром в гей-порно?

Эксперт: То есть у вас не было травмы? Вы просто пошли и сделали из этого бизнес?

Я.Я.: Возможно да

Эксперт: То есть вы это признаёте?

Я.Я.: Ну, подсознательно я тогда не понимал, что происходит. 13 лет…

Бывшие воспитанники сомневаются в Яшином заявлении, объясняя тем, что пройти в детский дом постороннему, а тем более забирать ребенка, вот так просто, из детского дома было невозможно.

Елена Трунова, бывшая воспитанница детского дома №10

Е.Т.: Ложь полная! Полная ложь! Нельзя было этого делать, если мою бабушку не впускали, а какому-то чужому человеку можно было. Ложь полная!

Кор.: Но он же бывший выпускник.

Е.Т.: Да, он бывший выпускник. Ему нельзя, он не заходил

 Яша Яблочник, бывший воспитанник детского дома №10

«Этот человек имел свободный доступ, как в детский дом, так и в школу. И все об этом знали, и все молчат»

 

Другой задержанный Станислав Михайлович Виноградов. Бывший директор школы №565. Никто от бывшей жены до молодых специалистов школы не верит обвинениям в адрес Виноградова.

Ирина Виноградова, жена Виноградова С.М.

«В шоке, в шоке. Просто такого не может быть, это не о нём. Это просто не о нём. Мы вместе прожили 20 лет, вырастили ребят. Ну, так получилось, разошлись, но мы все равно поддерживали отношения»

Часто к Виноградову домой приходили учащиеся и выпускники, это считается одним из компрометирующих моментов в деле. Как следствию, так и соседям такие визиты казались подозрительными. Оказывается для работников школы и детского дома забирать ребенка на выходные – норма. Таким образом, детей знакомили с бытом.

Надежда Фролова, учитель школы №565

«Была традиция. На выходные дни я забирала ребят, чтобы они побыли дома. В домашней обстановке, чтобы научились готовить на газовой плите. Здесь-то всё подавали в кастрюлях в столовых, а там надо было самому приготовить»

Сейчас должность директора школы №565 занимает Евгения Валерьевна. Сотрудничеством с Виноградовым она гордится, и тут же демонстрирует результаты совместной работы – хвалебные заметки в газетах и отзывы о школе от учителей и родителей. Несколько лет назад стать директором ей предложил Виноградов. Она согласилась, с условием:

Евгения Чалапко, директор школы №565

«Я сказала, что соглашусь на это только при одном условии, если Станислав Михайлович останется и будет мне помогать. Работая методистом, Станислав Михайлович огромную поддержку мне оказывает непосредственно как руководителю»

Коллеги поверить в то, что он мог навредить ребёнку здесь не готовы.

Татьяна Алешонкова, социальный педагог школы №565

«Когда я говорила: «Станислав Михайлович нет времени», он сказал: «Больше кроме нас им никто не поможет» — и это ставилось во главу». Не придут к человеку, который может обидеть, оскорбить, унизить, выпускники с детьми, со своими проблемами уже взрослых людей, которые обращаются к нему как к отцу, как к старшему другу»

Первым против Виноградова дал показания приятель Яши, тоже бывший детдомовец. Однако есть мнение, что мальчик оговорил бывшего директора по просьбе Яши. Мол, Яблочник держал обиду на Виноградова.

Насколько правдива эта история, сказать сложно. Якобы, после выпуска к Виноградову пришёл Яблочник, с вопросом можно ли получить новую квартиру, потому как старую (полученную от государства) он продал и жить негде, Виноградов отказал, за что теперь расплачивается.

Алексей Виноградов, сын Виноградова С.М.

«Отец ему объяснил, что не сможет помочь, потому что по закону это уже не положено. Ну, это видимо месть не месть, но доля мести в этом есть»

Другой обвиняемый Павел Прикащиков, сын вахтёра школы. Единственный подозреваемый, который признал свою вину. Родственники Павла уверены, что признательные показания из него выбили. В день вынесения меры пресечения в зале суда он появился в синяках:

 Прикащикова Любовь, мама Прикащикова Павла

 «Когда наши адвокаты потребовали ответ, почему Паша в таком состоянии была такая отговорка – выходил из машины ударился головой. Он сломленный, испуганный, подавленный. И я так думаю следственный комитет нашёл того человека, который очень удобен для этих всех показаний»

Елена Трунова гражданская жена Павла. Расписаться так и не успели, 25 апреля в 7 утра Павла забрали в полицию. У них с Еленой, есть общий ребёнок. Она также не верит в обвинения мужа. Поскольку к детскому дому Павел вообще не имел никакого отношения.

Первым показания на Прикащикова дал знакомый Яши. Обвинениям этого потерпевшего не верят не только родственники Павла, но и сам Яблочник.

Яша Яблочник, бывший воспитанник детского дома №10

«Позавчера я звонил С. и спросил — это правда, что с тобой сделал Паша? И вот по моим ощущениям было видно, что у него затаяна обида на брата Паши. И я так понял, С. оговорил Пашу. По моим личным ощущениям, что Паша Прикащиков попал под раздачу»

О какой «раздаче» идёт речь неясно. В общем, разобраться не просто, кто кого оговорил и где правда. Долгое время мама Павла Любовь Прикащикова страдала онкологией. Спустя год после задержания сына, женщина ушла из жизни. Свиданий с сыном ей не разрешали.

Михаил Алексеевич Елин еще один подозреваемый. В детском доме его, как и Виноградова, считают незаменимым человеком. Показания на Елина дали несколько выпускников, а вот  Яша странным образом в разных интервью меняет своё мнение о бывшем заместителе директора:  

«Есть люди, которые любят своих детей. Безусловно, эти люди там работали. Это и Михаил Алексеевич человек от Бога. Я сомневаюсь, что он кого-то насиловал. Да он любил мальчиков. Так же и Станислав Виноградов это профессионал своего дела»

Фрагмент интервью каналу Санкт-Петербург:

 «Он дружил со многой администрацией из этого детского дома и с директором, и с педофилом зам.директора Елиным и с педофилом директора школы Виноградовым»

То ли знаменитый потерпевший не определился, то ли  педагоги мастера перевоплощения: с одной стороны педофилы домомучители, с другой – профессионалы своего дела.

 

Потерпевшие очень странный предмет — они вроде есть, но их как бы нет.

Утром 24 апреля правоохранители доставили в отделение полиции подозреваемых в педофилии. Тем же утром на допрос привезли бывших выпускников детского дома и школы. На допросе выпускники провели целый день и вечер, и в итоге были признаны потерпевшими. На следующий день потерпевшие отправились в прокуратуру, писать жалобу на следствие с формулировкой: «из нас  выбивали обвинительные показания». Среди этих детей были Миша и Дима (прим.ред. — имена изменены). Нам удалось поговорить с ребятами  лично, и узнать о том, что же произошло в день допроса:

Миша, бывший воспитанник детского дома №10

 «Они на меня начали давить, по затылку быть, ручкой тыкать. Схватили меня за шиворот и говорят, давай говори – они стояли вокруг меня 4 человека — либо сейчас с тобой по-другому будем разговаривать, если ты не понимаешь по-хорошему. И я после вот этого момента начал наговаривать»

По словам Миши, следователи угрожали тем, что «подсунут несовершеннолетнюю девочку» и скажут, что он её изнасиловал. После таких угроз, вспоминает парень, пришлось оговорить бывших педагогов.

Второй потерпевший Дима. Он вместе с Мишей был доставлен в отдел полиции в 8 утра, по словам парня, он также стал одним из тех, кому пришлось пойти на клевету.

Дима, бывший воспитанник детского дома №10

 «Под давлением и под угрозами естественно я начал там, что-то аж чересчур выдумывать»

Больше всего, признается парень, пришлось врать о Павле Прикащикове. Для семьи задержанного это стало шоком, поскольку бывший воспитанник детского дома был, что называется, вхож в семью. Прикащиковы помогали детдомовцу решать финансовые и бытовые вопросы.

Потерпевший Дима о том, что пришлось оговорить приятеля, сожалеет, но сделать уже ничего не может: «Я ему написал письмо. В конце написал, если сможешь простить когда-нибудь, прости».

По мнению следствия на потерпевших оказывается давление со стороны педагогов и родственников подозреваемых. Не исключается версия, что жертвам заплатили взятку для того, чтобы те отказались от обвинений. Первым кого обвинили в подкупе свидетелей, стал Валентин Михайлов. Именно он составлял петиции, писал письма, и вёл активную борьбу со следствием. Сторонники обвиняемых уверены причиной, по которой Михайлов оказался в тюрьме, стала его активная борьба со следствием.

Ещё один потерпевший – Андрей (прим.ред. — имя изменено). Он был доставлен в полицию вместе с Мишей и Димой. После допроса с ним связалась бывшая классная руководительница:

Татьяна Стрижова, учитель школы №565

 «У меня огромная претензия к следственному комитету, как у дефектолога, как у педагога. Что же они творят? Как можно так поступать с детьми? Как можно так ломать их судьбы? Как можно создавать такую атмосферу, когда ребёнок впадает в истерику, когда он начитает лгать. Когда мне звонил ***, это один из первых, попавших под раздачу. Он не сразу мне позвонил. Я ему говорю ***, что случилось? Я уже знала ситуацию. Почему ты мне не звонишь? Татьяна Валентиновна, ведь у Вас муж инвалид, а мало ли они к вам придут, а он вас защитить не сможет. Ребята, это наш ребёнок так реагирует на действия следственного комитета!»

Педагоги в школе уверяют, что лично стали свидетелями жёстких методов следствия: «Из-за двери доносились крики: « — Не надо, не надо я всё скажу. Всё, что вы хотите! В это время вышел педагог-психолог, и она сказала, что её тоже попросили выйти, потому что она сделала замечание следователю, что допрос ведётся не по правилам» — вспоминает Микушкина Мария, педагог-психолог «Центра содействия семейному воспитания №8»

 Уточнить их комментарий о «пытках» потерпевших не удалось. После того как СЗПЦ «Человек и Закон» направили запрос в СК со списком вопросов, от комментариев в СК России отказались.

У Яши о допросах и подкупе свидетелей совсем другое мнение. Он уверен, что отказаться от показаний потерпевших заставляют сотрудники школы:

Яша Яблочник, воспитанник детского дома №10

«У них нет друзей не детдомовских. У них детский дом, вот эта вся их банда, воспитатели, учителя. На них всюду давят, на меня не давит никто.  Я не общаюсь в той массе, в которой рос. Я – не они. Я выше этого. А они общаются между собой. Они хотят развалить это дело. Они дело не развалят»

В то же время версию, что полицейские могли надавить на потерпевших, Яша не исключает: «Ну, я не могу идти против следственного комитета. Я допускаю разные версии. Да, я могу допустить разные версии».

На вопрос: почему правоохранители пришли за свидетелями в лице  Андрея, Миши и Димы – не самыми социализированными ребятами? Яша отвечает, что сам посоветовал следствию с ними поработать: «По общению с ребятами, по слухам, мною были собраны сведения, что возможно это жертва, возможно это. Когда уже опросили других детей, и моим словам было подтверждение, начались аресты»

По мнению оппонентов Яблочника, он неспроста активно сотрудничает со следственным комитетом, якобы правоохранители пообещали парню квартиру, взамен той, которую когда-то отняли мошенники. Сперва, у этой версии были только слухи, теперь Яша и администрация Приморского района Санкт-Петербурга подтверждают – квартира будет, ему положено.

Яша Яблочник, воспитанник детского дома №10

«Администрация Приморского района предоставит мне квартиру. По каким основаниям я говорить не буду. Это к делу не относится. У меня внеочередная очередь»

В разных интервью он говорит, что не собирался «выносить сор из избы», точнее из детского дома. Он просто написал автобиографию и опубликовал в интернете. Внимание и общественный резонанс пришли сами собой. Правда, за два года до скандальное дела, зачем-то отправлял эту же биографию в самое рейтинговое ток-шоу страны. Ищет бывший детдомовец славы или случайно открыл обществу глаза на ужасы детского дома пока неизвестно.

Екатерина Соболевская, режиссёр фильма «Моя История»: «Многие ему не верят и трактуют так: раз он открыто заявляет о том, что он не традиционной сексуальной ориентации, то это равно врёт. Просто людям не нравится это. Он ведь не обязан кому-то нравиться, своеобразный человек, согласна. С ним не каждый должен дружить и его жалеть»

Недавно следствие закончило сбор доказательств, и сейчас готовит материалы дела к передаче в суд. Кому верить в деле о самом массовом задержании по подозрению в педофилии, сказать трудно. Единственное в чём сходятся мнения защитников и оппонентов подозреваемых, так это в том, чтобы побыстрее закончилось это громкое судебное разбирательство.