Чёрные лесорубы, разорение бизнеса и поиски справедливости – история бизнесмена Фозилова. Часть 1

Предпринимательство в России – это как русская рулетка, никогда не знаешь, что тебя ждёт завтра. Возможно, отнимут бизнес, обанкротят ушлые силовики, а может вообще посадят в тюрьму. Вы можете успешно и честно вести бизнес, создавать рабочие места и платить налоги, но всё это не играет вам на руку. Ваша проблема в том, что вы успешны.  Это привлекает определённый круг лиц, которые хотят получить свою «долю» от вашего успеха.

Виталий Гуменюк, Председатель Приморского отдела «Опора России»

«Когда предприниматель выходит на определённый уровень, он либо вынужден думать о наличии какого-то административного ресурса. Той подушки безопасности, которую ему должна обеспечить дальнейшее существование и развитие, либо он, так или иначе, попадёт под пресс правоохранителей»

Есть мнение, что чем дальше вы живёте от Центральной России, тем опаснее быть бизнесменом. Это мнение осталось бы только мнением, если бы не реальный пример.

Ёкуб Фозилов предприниматель с Дальнего Востока. Когда-то он руководил крупным лесоперерабатывающим комбинатом. Сегодня от успешного бизнеса ничего не осталось: комбинат закрыт, дорогое оборудование уничтожено, цех сгорел, а сам бизнесмен оказался за решёткой. Как выяснил Ёкуб Фозилов, самый короткий путь от успеха до разорения – это отказ делиться с нужными людьми.

Об этой истории стало известно в 2015 году, когда на всю страну прогремело дело чёрных лесорубов из Приморья. Стране нанесён многомиллионный ущерб. До недавних пор следствие считало преступление  раскрытым. Однако из-за грубых нарушений в обвинительном заключении суд вернул дело на доследование.

Лесной бизнес. Сезон охоты

Ёкубу Фозилову лесокомбинат достался в плачевном состоянии. За небольшой период руководства, Фозилов реанимировал предприятие. Для слаженной работы предприятия Фозилов нанял охрану. Она следила за тем, чтобы на арендованном участке леса, не появились «чёрные лесорубы». Раз в неделю Ёкуб Фозилов приезжал с проверкой, чтобы лично убедиться – лес не воруют. Однажды мужчина нагрянул с внезапной проверкой, и буквально за руку поймал воров: «Я приезжаю, и на дороге, по которой я должен ехать идёт полная погрузка – машины, техника, люди. Я подхожу, спрашиваю: что это за мероприятие, кто вы такие? Мне говорят тот-то, и называют фамилию Хабаров. Я говорю, вызывайте его» — вспоминает Фозилов.

В разговоре с «чёрным» лесорубом Фозилов выясняет, что ворованный лес грузят для его же подрядчика. То есть тот, кто должен просто валить лес, в свободное время его ворует.

Исполнитель, которого поймал Ёкуб Фозилов, прямо отвечает, что работает на «Синего». Это имя бизнесмену хорошо знакомо. Во-первых, это подрядчик Фозилова, во-вторых, предприниматель слышал, что у «Синего» связи в полиции и местном ОБЭП. Очевидно, писать заявление в полицию о воровстве леса на подрядчика «со связями» опасно, и вряд ли эффективно. Тогда бизнесмен пошёл другим путём.

Фозилов решил, что раскрыл преступление. Негласно эту видеозапись он передал в управление собственной безопасности. Однако через пару недель к мужчине пришли с обыском и заявили, что он сам у себя ворует лес. Звучит нелепо, но полиция моментально на всю страну отчиталась о раскрытом преступлении.

Так предприниматель Фозилов оказался за решеткой. В общей сложности он провел в СИЗО больше двух лет. Свою вину мужчина не признавал с самого начала. Сейчас дело отправили на доследование. Прокуратура и СК комментировать эту историю отказываются. Пока дело пересматривают — Фозилов под подпиской о невыезде. Для нас это стало поводом воочию встретится с бизнесменом и узнать о его версии нашумевшей истории.

Ёкуб Фозилов утверждает — проблемы начались после того как что «некие лица из силовых структур»  неоднократно намекали – бизнес лучше переуступить, не то будут проблемы. На переуступку Фозилов не согласился, тогда на предприятие нагрянули массовые проверки: «Нам приходилось в один день с двумя органами с проверками сталкиваться».

Но самым странным казалось вот что: как только руководство лесокомбината делало замечание своему подрядчику — «Синему», тут же с проверкой приезжал ОБЭП. При чем не Дальнереченский (прим.ред – место расположения ООО «Приморский лесокомбинат»), а сразу краевой – из Владивостока: «В Дальнереченске есть ОБЭП. Почему-то Дальнереченский ОБЭП нас не проверял, а именно краевой сразу приезжал. Очень конечно это было странно…Странно. Но мы не придавали этому значение» — бывший помощник Ёкуба Фозилова.

Ёкуб Фозилов вспоминает, в какой-то момент напрямую поступило предложение встретиться с силовиками в неформальной обстановке: «Мне предлагалась встреча с руководством Лесного отдела ОБЭП по Приморскому краю. Тот, кто организовал эту встречу, говорил: понимаешь, тебе тяжело будет, если ты не будешь платить. Ты должен сам сказать, разово ты готов платить или ежемесячно».

Следующим шагом со стороны так называемых «заинтересованных лиц» стал визит домой к Фозилову. Это случилось, когда мужчина находился в СИЗО. Теперь разговор провели с женой Фозилова — Еленой. Женщине посоветовали подумать и переуступить бизнес, но она отказалась. Через пять дней после этого, при странных обстоятельствах сгорел  деревообрабатывающий цех семьи Фозиловых.

«Всё, что им не достанётся — подлежит уничтожению»

Когда-то в ООО «Приморский лесокомбинат» кипела жизнь, предприятие работало в три смены. Сегодня на территории только сторож. Цех пришел в запустение.

После пожара бизнесмен Фозилов ни разу не был на лесокомбинате,   мужчина признается: не просто видеть сгоревший в прямом смысле слова бизнес.

Вернуть к жизни предприятие практически невозможно. Среди обуглившихся стен, мёртвым грузом стоит дорогое оборудование. Главные составляющие уничтожили неизвестные, а починка машин требует чудовищных затрат. Любопытно, что детали из цветного металла на месте, а значит целью было не воровство, а целенаправленное, необратимое  уничтожение главных комплектующих.

Идём по производству дальше. Кругом та же картина: разбитое оборудование, запущенная техника, ветхие предметы быта. Когда производство было успешным, оно обеспечивало рабочие места местному населению. В посёлке, где расположен лесокомбинат работы нет совсем.

Разговор корреспондента с жителями посёлка Мясокомбинат:

Кор.: Жалко вам, что нет сейчас производства?

Ирина Луцкович: Ой, конечно жалко. Очень жалко.

Кор.: Почему?

Ирина Луцкович: Да потому что у нас народ здесь в основном вся молодежь осталась. У людей нет работы. Вообще нету. Молодёжь спивается представляете? У меня сын, мне аж стыдно смотреть на него. 

Кор.: А видели, что сгорел?

Ирина Луцкович: Да, видела, что сгорел. Душа болит, конечно. Сердце рвется на части, и закрылось то, что оно.  

Лариса Валеева: Да, очень. Работы нет. Молодёжи некуда деться. Кто спивается, кто у китайцев работает. Кто уезжает, потому что делать нечего в посёлке.

Тамара Петрова:  Я не знаю, как люди живут сейчас. Вообще не представляю. Ладно мы пенсию получаем, а вот молодёжь вообще не представляю.

Бондарева Надежда: Людям некуда идти. Весь посёлок остался без работы. Молодёжь, как говорится, только спивается, потому что работать негде. Кому но надо было? Кому-то мешало наверно…

Кому мешало производство?  Этот вопрос,  остается актуальным для многих, очевидно, кроме полицейских. Ведь тех, кто уничтожил и разворовал оборудование так и нашли. А может и вовсе, не собирались искать.

Александр Огневский, журналист

«Фозилов уже задержан. Он находится в СИЗО. У него начинают сжигать цех, который ему принадлежит и туда не выезжает полиция. Полиция никакой работы по заявлению его родственников не проводит»

 Владимир Мунтянов, защитник Ёкуба Фозилова

«В настоящий момент судьба этого дела такова: уголовное дело приостановлено, и пылиться на полках УМВД РФ по г. Дальнереченску как «тёмное»

Странным пожар не показался ни правоохранителям, ни пожарным. Причиной возгорания назвали пал: «В конце концов, всё было перенаправлено пожарному дознавателю в МЧС, который сказал – это трава. При явных признаках поджога было сказано, что это траву жгли и от этого загорелся цех. Но он не мог загореться, потому что там бетонные стены. Это как должно полыхать, чтобы внутри загорелся цех» — комментирует историю Фозилову, журналист Александр Огневский.

Оперуполномоченный в прошлом, а сегодня защитник Ёкуба Фозилова Владимир убеждён – поджог организован ради сокрытия важных улик: «Прискладовая территория на которой стоит сухая трава – цела. Т.е. если пожар шёл от дороги к складу, то по пути своего движения он должен был уничтожить вот эту траву, потом подойти к складу и там путями какими-то непонятными, через стену просочиться  и воспламенить склад. Но не в этом случае. Если бы локализация пожара началась от стены склада, то центр пожара был бы там, а он находился, и это отчетливо видно по фотографиям, в центре склада ближе к внутреннему выходу склада. Т.е. это банальный поджог изнутри».

Для Фозилова причины поджога очевидны. Он также убеждён, вымогатели и  поджигатели одни и те же люди: «Они видели, что у них не получается. Фозилов вину не признает, жена бизнес не уступает, несмотря на всё давление. Они первое, что сделали — цех сожги. Такое чувство, что всё, что нам не достается, подлежит уничтожению»

Кто был инициатором уголовного дела против Фозилова? Кому и зачем было выгодно надолго упрятать предпринимателя за решётку? И почему за несколько лет так и не нашли ни одного прямого доказательства вины  приморского бизнесмена?

Смотрите в следующей части специального репортажа.

Мария Павлова