Бизнес по-приморски, или как выжить в условиях беззакония

«Беззаконие в Приморье». В последнее время это определение уклада жизни на Дальнем Востоке особенно злободневно. Страна услышала об этом, после скандальных выборов губернатора, местные говорят – так было всегда. И объясняют на примере уголовного дела против бизнесмена Фозилова.

В феврале 2015 года материал доследственной проверки по делу «о чёрных лесорубах» поступил к следователю г. Дальнереченска – Павлу Тищенко. По материалам проверки было возбуждено уголовное дело по статье УК РФ 260 «Незаконная рубка лесных насаждений».

Основная версия преступления была следующей: незаконной рубкой занимаются несколько преступных групп под руководством Ёкуба Фозилова. В ходе следствия стало ясно, что каждая группировка работает самостоятельно, а Фозилов к ним никакого отношения не имеет: «Изначально в отношении Ёкуба Фозилова была избрана мера пресечения в качестве ареста. После того, как данная версия не подтвердилась, по крайней мере, не были собраны доказательства, подтверждающие эту версию, нами было принято решение по изменению меры пресечения на подписку о невыезде» — вспоминает бывший зам.начальника СО МО МВД России в Дальнереченске Павел Тищенко.

После такого решения следователя пригласили на совещание в следственное управление. Руководство изменением меры пресечения оказалось недовольно:«На совещании присутствовали Шамратов, Нестеров и Яценко. Мной была изложена другая версия совершения данного преступления, что не собрано достаточно доказательств причастности к этому преступлению Фозилова. На что Яценко ответил, что у нас есть материалы дополнительные, которые вам предоставят позже, из которых будет всё ясно».

Но «ясно» так и не стало – материалы, которые подтвердили бы вину Фозилова так и не пришли. Дело быстро забрали в область, а предпринимателю вновь назначили меру пресечения — содержание под стражей.

С самого начала преследования бизнесмен знал, что за решёткой оказался из-за того, что не стал «платить дань» влиятельным лицам Приморья. Несговорчивого предпринимателя сначала отправили в СИЗО, а потом сожгли его производство: «Четвёртый год вот пошёл, я занимаюсь в принципе только вот этим, потому что всё, что у меня было, вы видели вчера в каком состоянии. Я только этим уголовным делом занимаюсь» — Ёкуб Фозилов, предприниматель.

Виталий Гуменюк, председатель объединения предпринимателей «Опора России» говорит, что такие случаи здесь не редкость:

«К нам обращаются многие предприниматели, и я могу только вам назвать несколько примеров из жизни привести. Где возбуждались дела против предпринимателей, по 8, 9 дел. Они находились до 2-х лет под стражей в СИЗО. За это время их бизнес разорялся. Им делались со стороны правоохранителей разного рода предложения, но не все эту историю проходят. Люди выходят, теряя бизнес».

Пока правоохранители вели следствие против Фозилова, в СИЗО он вёл своё следствие о      коррумпированности среди высоких чинов правоохранителей  Приморья: изучал своё дело и находил явные признаки коррупции: «Я каждый факт, не просто на словах и на предположениях, собирая из каждого тома доказательства с указанием тома дела, листа дела, направлял в ФСБ Приморского края, в подразделение им в Москву, в СК России, что действительно видно каким преступлением занимаются сотрудники полиции».

Фозилову вменяется  210 ст. УК РФ (организация преступного сообщества). Правда, за 4 года следствия внятных доказательств так и не появилось в деле. Журналист Александр Огневский замечает, что в Приморье нередко вменяется статья об организации преступного сообщества. Объясняет тем, что в этом есть определённая выгода следствия. Мол, дело в премиях: чем тяжелее состав преступления, тем выше премии у правоохранителей.

Зачем гонятся правоохранители Дальнего Востока: за сухими цифрами статистики или за реальной раскрываемостью, говорить не беремся, но версия о премиях имеет место.

В январе 2017 года против Ильи Шамратова, начальника Следственного управления УМВД по Приморскому краю, возбудили уголовное дело по ст. ст.286, ч.3 ст.159.2 УК РФ (превышение должностных полномочий, мошенничество при получении выплат). По версии следствия Шамратов необоснованно получал огромные премии:  «Ну, ведь это не секрет ни для кого, потому же Шамратову. У него в каком-то году была годовая премия три миллиона рублей. У нас, что государство так хорошо живёт, что помимо зарплаты надо человеку годовую премию три миллиона давать? А он что сделал? Один танковую дивизию победил?Может быть, вот это  и является следствием вот такой активной работы? Да, мы выявляем ОПС, мы выявляем преступления, тяжкие составы, а на самом деле может быть они не тяжкие? Может, никаких ОПС и нет?» — Александр Огневский, журналист.

Следствие полагает, что в период с 2013 по 2017 годы Илья Шамратов занимался «поборами». Якобы, он выписывал премии сотрудникам, потом забирал деньги у подчинённых, и распоряжался ими по своему усмотрению.

Одно из уголовных дел инициатором, которого был Шамратов, стало дело бизнесмена Фозилова. Теперь сомнения в его объективности очевидны.  Из-за «невнятного» состава преступления дело отправили на доследование: «Как такие люди, находясь на таких высоких должностях, расследуют уголовные дела? И моё дело. Все процессуальные решения приняты вот этими лицами, которые сидят в тюрьме и которые осуждены» — негодует Фозилов.

 Владимир Мунтянов, защитник Ёкуба Фозилова: «На данный момент, в отношении основного количества офицеров полиции, которые принимали участие в создании этого громкого дела, в той или иной мере привлекаются к уголовной ответственности за совершение преступлений коррупционной направленности» + « Кто-то из них например, как господин Нестеров в настоящий момент уже осуждён. Кто-то как господин Шамратов ещё находится под следствием. Господин Яценко, который непосредственно руководил работой оперативных подразделений, осуществляющих оперативное сопровождение дела»

Ёкуб Фозилов убеждён, что именно инициаторы дела были заинтересованы в том, чтобы надолго «закрыть» его без оснований.

О том, что нет оснований, Фозилов заявляет, смело хотя бы, потому что за 4 года прослушек и сотрудничества со следствием большей части фигурантов состава преступления как не было, так и нет.

Виталий Гуменюк, Председатель Приморского краевого отделения «Опора России»: «Ёкуб Каримович находится в очень тяжёлой ситуации. Нам бы хотелось обратить на эту историю пристальное внимание наших руководителей и правоохранителей, которые находятся за пределами региона, потому  что это не единичный случай. И когда предприниматель находится дальше от административного центра региона, тем сложнее ему бороться, доказывать, противопоставлять. По сути, его бизнес на сегодня разорён, и он не один такой. Предприниматель, который попадает в такую историю, сразу теряет всё, что может»

Общественные организации, жители города, бывшие подчинённые это лишь часть тех, кто бросился на защиту Фозилова. Люди убеждены в его невиновности, говорят всё, что он делал, это восстанавливал лесокомбинат. Правда, за время следствия, от производства ничего не осталось.

Мария Павлова

Просим считать данный материал официальным обращением 

в Генеральную прокуратуру Российской Федерации