Молодость в колонии: убийство по неосторожности или чужая ответственность?

Самый обычный провинциальный город в Оренбургской области. Обычная семья. И, казалось бы, простая история любви девочки-подростка, после которой в этой семье всё пошло наперекосяк.

Наташе Шароновой 25 лет. Она родилась и выросла в небольшом городе Орск. Училась в Московской области, потом вернулась домой к родителям. Жизнь шла простым чередом: работа, друзья, дом. Пока не случилось страшное – девушку обвинили в убийстве по неосторожности. Несколько лет назад в свой день рождения она услышала приговор — 7 лет колонии общего режима.

Всё началось с того, что в 21 год Наташа сообщила маме, что влюбилась и намерена съехать от родителей: «У нас обычная семья. Наташа сама по себе общительная училась, работала. В какой-то из дней она пришла и сказала: «Мам, я встретила парня. Я влюбилась. Я хочу попробовать пожить одна. Парня она мне не показала, не познакомила» — вспоминает мама осуждённой.

Жить Наташа отправилась к своему избраннику  — 26-летнему Алексею Кондратьеву. У парня была трехкомнатная квартира: одну комнату занимал Алексей и Наташа, другую — бывшая жена Алексея со своим парнем.

Через какое-то время Алексея посадили в тюрьму на несколько месяцев. Наташа не стала возвращаться к родителям. Ждала парня в его же квартире и насоли передачки.

В этой квартире регулярно устраивались вечеринки. Компания собиралась одна и та же – все друг друга знали. Вечеринки проходили примерно по одной схеме: выпили, развлеклись, разошлись. На одном из таких «междусобойчиков» случилась драка, которая привела к чудовищным последствиям.

Одного из компании — Анатолия Кошелева — ударили по голове, а через 2 недели парень умер.

Прошло три года. Сегодня родители умершего обвиняют всю компанию в смерти сына: «Групповуха! Закрывайте их, чё хотите с ними делайте и всё. У меня сына уже не вернуть, всё. Или я их перебью или перережу» — Александр Кошелев, отец погибшего Анатолия Кошелева

Кое-кто из компании говорит, что в ходе спора удар нанёс неоднократно судимый гость той вечеринки – Андрей. Мол, после вечеринки Андрей просил свидетелей не говорит, что это он ударил парня.

Несмотря на все версии, уже три года наказание за трагедию несёт Наталья Шаронова: «Суд назначил ей наказание в виде 7 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима» — Чатарев Виталий Николаевич, прокурор Советского района города Орска, старший советник юстиции

  Что конкретно в этом деле, указывает на вину Натальи, и почему другие свидетели так упорно говорят,  что девушка не при чем, разбиралась команда СЗПЦ «Человек и Закон».

Сначала в этой истории всё кажется логичным, по простой причине – девушка сама призналась в том, что ударила потерпевшего кружкой по голове. От этой версии девушка не отступала до тех пор, пока не подошло к концу судебное разбирательство: «…я стояла возле раковины, рядом со стиральной машинкой. Кошелев стоял напротив меня и продолжал меня оскорблять. Схватил меня за грудь и сказал «не корчи из себя недотрогу». Мне стало обидно. Я машинально схватила керамическую кружку, которая находилась на раковине и нанесла два удара по голове Кошелева в районе чуть выше виска с левой стороны…» — из показаний Натальи Шароновой.

Эта версия идеально подходила следствию, но на суде девушка внезапно отказалась от своих слов. Наташа заявила, что она не при чем. Во всём виноват парень, который попросил её взять вину на себя, потому что у него была не погашена судимость.

Настоящим виновником девушка называет Андрея. Якобы у погибшего Анатолия случился конфликт с Андреем, последний ударил его доской по голове, да так, что всю лестничную площадку залило кровью.

В суде от этой версии отказались: «Данная версия судом тщательно проверена и расценена как способ избежать ответственности за содеянное. Доказательства, собранные по делу полностью изобличали подсудимую в совершении преступления» — Чатарев Виталий Николаевич, прокурор Советского района города Орска, старший советник юстиции

В «тщательной» проверке иной версии преступления сомневается не только Наташа. Её поддерживает ряд экспертов и свидетелей. Некоторые из них говорили и в суде о причастности Андрея к преступлению, но всё закончилось словами «разберёмся»: «Судья сказала удивлённым голосом, что в протоколе это не зафиксировано. Значит, будем вызывать следователя. Я говорю, ради бога, давайте вызывать. В итоге я не увидела ни следователя… Вызвали меня один раз, потом я узнала, что Шаронову посадили» — вспоминает одна из свидетельниц.

Алексей Кондратьев — брат Андрея, но несмотря на это он убеждён в его вине: «Стояли в кухне они. Вот здесь (ред. — показывает на кухню). Как я понял, Наташка стояла вот здесь, а Кошелев стоял здесь. Трезвый он человек человеком. Бухой он любит выпрашивать короче. Ну и понеслось, он приставать к ней начал. Вот эта вся вещь произошла. Не знаю чё они тут «гавкнулись». Она ушла в спальню и закрыла дверь. Вот  в эту (ред. заходим в спальню). Здесь раньше диван, телевизор, тумбочка, всё по-другому стояло. Андрей Герасимов начал говорить: «Ты чё делаешь? Твоего друга девушка, а ты гадскими вещами занимаешься. Пацан там сидит…» Он сказал: «Да вот, чё он там сидит? Да освободится каким-нибудь петухом». Вот эти все вещи. И на Дрюню какими-то матерными словами, а тот сидел порядочным, и не свойственно ему такие слова на себя принимать. И всё, Наташка говорит, я уже услышала просто удар. Выхожу, дверь открыта, Толян лежит вот здесь (ред. – показывает на лестничную площадку) всё в крови. Она вышла, давай помогать – затащила его. Он, правда, в сознании был».

После драки избитый Анатолий остался квартире. На следующий день вечеринка продолжилась: «Всё было нормально. А Дрюню потом видно «чухнуло» или чё я не знаю, он замывал здесь всё. Потому что всё было в крови и на стенке было и здесь было, и здесь. Доску эту он утром вроде бы взял, ушёл и выбросил на помойку»  — вспоминает Алексей.

Но если всё так просто, то зачем Наташа взяла на себя вину за преступление?

На момент преступления одна из 18-ти судимостей    Андрея была не погашена и вероятно, Андрей, как опытный человек, знал наперёд, что без полиции здесь не обойдётся и подстраховался: «Он, почему Наташку попросил на себя взять. Не знали, что человек умрёт. Он просто по аналогичным статьям судим, вот эти 113, 112 (ст.УК РФ). Он побоялся и Наташке сказал: «Тебе ничего не будет. Ты не судима ни разу, ты от силы обойдешься условным [сроком] или штрафом. Она «намазалась» вот на это всё. Никто же не знал, что он умрёт» — Алексей Кондратьев.

Очевидно, одних слов Наташи было недостаточно. Поэтому, когда Кошелев с больной головой лежал дома, к нему пришли Герасимов и Наташа с просьбой, чтобы Кошелев в случае чего подтвердил – его ударила девушка: «Дрюня с Наташей с ним здесь сидели. Они в комнате были, наверно часа 2-3 там сидели. Что-то договаривались»  — вспоминает отец погибшего, Александр.

Все знали, что Герасимов обещал, если Наташе будет грозить срок, он напишет явку с повинной. И своё обещание сдержал. Андрей сам пришёл к адвокату: «[Пришёл] Молодой человек, который сказал, что хочет написать явку с повинной о том, что он виноват якобы в причинении телесных повреждений молодому человеку, который потом скончался. И что, якобы, вину взяла на себя какая-то девушка. Я ему объяснил, что статья тяжкая, хорошо ли он подумал, действительно ли он виноват. На что он сказал: «Да». Он не был, не потерян, не запуган. В общем-то, взрослый человек. Я считаю, что он говорил это добровольно и осознанно»  —  Александр Писаренко, адвокат

Вместе с адвокатом Андрей отправился в полицию. В Советском районном отделе стало понятно, что «вновь открывшиеся обстоятельства» здесь никому не нужны: «Я понял, что не понравился им наш визит. Долго они бегали, что-то суетились. В пределах получаса мы ждали, когда у нас возьмут эту явку с повинной. Как правило, после этого человека задерживают, проводят какие-то следственные действия, но этого не произошло, сказали, будем разбираться и всё» — Александр Писаренко, адвокат

Кор.: «А вам не показалось это странным?»

А.П.: «Показалось. Но я не следователь, я не имею права следователю сказать, чтобы он моего подзащитного задержал, арестовал и прочее»

Уже через пару часов Андрей забрал явку с повинной из полиции, и больше никогда и нигде не говорил, что это он ударил человека. Мама и брат  Андрея говорят, что следователь ему откровенно угрожал, мол «дело в суде, твои показания уже ни к чему».

«Просто начали угрожать. Типа мы всё равно найдем, за что тебя закрыть или чё подкинем. Ребёнком начали угрожать, сказали: «Ты ребёнка больше никогда не увидишь». Ну, вот такие вещи. А он намазался вот на это всё. Он просто побоялся полицию нашу. Вот и всё. Они умеют ломать» — Алексей Кондратьев уверяет, что брат сам обо всём рассказал.

Первое время остальные свидетели «пели» в унисон с Андреем. Он сам попросил об этом, а друзья поддержали — надеялись, что Наташа избежит наказания.

Не оставляет ощущение, что в этом процессе все слишком поздно проснулись. Когда обвиняемая и свидетели поняли, что Наташе грозит реальный срок, стало слишком поздно.

Одна из свидетелей  Рая, попыталась сказать следователю, что знает о причастности Герасимова, но слышать об этом следователь отказался: «Он [следователь] вообще про Герасимова слышать не хотел. Он говорил, что ударила Шаронова»

Другой свидетель утверждает, что лично видел, как Андрей ударил Кошелева. Его слова также остались без внимания: «Я вышел в туалет, как раз в этом время он наносил удар ему и он упал в подъезде. Когда я вышел из туалета они с Наташей тащили его в ванну, чтоб кровь смыть, там крови было очень много» — Кирилл Мриинский, свидетель

Эти показания Кирилл официально дал следователю, а через какое-то время ему пришло «постановление об отказе в возбуждении уголовного дела».

Интересно, что изначально Андрей в своих показаниях сказал, что стоял в коридоре, и толком ничего не видел. Однако уже на следственном эксперименте он демонстрирует, как именно Наталья била парня по голове.

Адександр Деденёв, отчим Натальи Шароновой 

«Правозащитник пытается сейчас возобновить дело по вновь открывшимся обстоятельствам, но эти обстоятельства не являются вновь открывшимися. Они на протяжении всего следствия были, просто-напросто умалчивались. Следователь изначально уже давным-давно знал, кто там нанёс удар»

По мнению Александра, следователь не просто знал, о том кто действительно ударил жертву, вдобавок, он менял реальные показания на несуществующие. Отец убитого парня сказал нам, что сын не говорил, кто именно его ударил. В уголовном деле появились другие показания:

Александр Кошелев, отец погибшего

Кор.: А он когда пришёл, он вообще сказал про Наташу, что-нибудь?

Александр Кошелев: Про Наташу он ничё не сказал. Он на Наташу не говорил.

 

Адександр Деденёв, отчим Натальи Шароновой 

«Взять уголовное дело почитать, там написано, что Толик нам рассказал, что его ударила Наталья. Как понимать это всё? Конечно, если родители не читали своих показаний, на что и был видать расчёт, поэтому там хоть что могло оказаться»

В этом деле  есть две судебно-медицинские экспертизы. Первая экспертиза появилась в деле за подписью Николая Бочкарёва.  В ней сказано:  между данными телесными повреждениями и наступлением смерти имеется прямая причинно-следственная связь. Эксперт Бочкарёв подчёркивает, что смерть наступила исключительно из-за удара «тупым, твёрдым предметом». И добавляет: получение этой травмы при падении с высоты собственного роста исключается.

Независимого эксперта из Москвы, такое заключение удивляет. Он не согласен с коллегой из Орска: «Здесь он совершенно не прав, как раз данное повреждение образуется с высоты собственного роста. При ударе тупым, твёрдым предметом кровоизлияние  должно быть со стороны удара и противоудара. Здесь этого нет, поэтому говорить, что оно могло быть причинено согласно фототаблицам со следственного эксперимента невозможно» — Александр Аулов, судебно-медицинский эксперт.

Александр Аулов убежден, что черепно-мозговая травма была получена в результате падения с высоты собственного роста и почти на неделю позже драки на вечеринке: «Ну, естественно, что смерть наступила от черепно-мозговой травмы, от повторного натёка крови. Связь естественно имеется, но не имеется в связи с тем 28-м числом. Здесь связи никакой нет. А вот получение травмы в период с3-го по 5-е здесь имеется» — Александр Аулов, судебно-медицинский эксперт.

Вывод Аулов сделал на основании изменений гематомы, которые появились на момент экспертизы.

Кстати, соседка Кошелева слышала, что в конце ноября в подъезде была драка. Мол, парень был неспокойный, когда выпьет: «Вот здесь они выпивали. Вот тут на окне. У нас тут часто алкаши собираются. И вот здесь он выпивал с ребятами. Я прохожу тут спор какой-то, был спор. Я поздоровалась и прошла. Потом уже люди говорили, тут драка была. Вот он как выпьет, начинает обзываться. Получал и не раз получал. Он работал на стройке где-то. Сама Люда, мать, рассказывала. Вот на стройке он упал, падал головой. Вот это же собирается всё…» — Юлия, соседка погибшего Анатолия Кошелева.

Выходит, где  именно Кошелев получил удар, который повлёк смерть — неизвестно.

Полярные мнения экспертов показались нам странными. Редакция СЗПЦ «Человек и Закон» решила выяснить, что думает Бочкарёв о расхождениях в экспертизах. Мы направили запрос в Министерство здравоохранения Оренбургской области, но нам отказали в интервью. С Бочкарёвым не разрешили увидеться, сославшись на «нелюдимость» эксперта.

Кстати, ранее его заключения неоднократно опровергались другими экспертами, а по одному из дел Бочкарёв сам отказался от выводов своего заключения со словами: «это я неправильно написал» и «ошибся».

«Конечно, надо допрашивать эксперта. Почему он сделал такие выводы, что исключено при падении с высоты собственного роста получение данных повреждений. Он не исследовал головной мозг в полном объёме на наличие имеющихся повреждений. Исходя из этого всего комплекса, он сделал такие выводы. Выводы не соответствуют действительности. На этих выводах следователь построил свою версию. Ну, факт очевиден. Мы имеем то, что имеем» — Александр Аулов, судебно-медицинский эксперт.

Странно, что все ведомства кроме прокуратуры отказались от комментариев. Казалось бы, дело уже 4 года как раскрыто, тайны следствия нет, но история всё больше напоминает тайну за семью печатями. Сначала министерство здравоохранения соглашается на интервью, потом узнают, какое дело нас интересует и отказывают.

Встретится с Наташей лично тоже невозможно. Сейчас она отбывает срок в Нижегородской ИК-2 и якобы, отказывается говорить со СМИ. По информации, которая есть в распоряжении редакции, это неправда. Её попросили отказаться от интервью, мол, в ИК-2 так не принято. Но этим уже будут заниматься правозащитники.

Возможно, в кино такая история закончилась бы  тем, что возможный виновник по совести распорядился бы явкой с повинной. Но это жизнь, и сработал принцип «своя рубашка ближе к телу».

Тем не менее, родители Наташи готовы бороться до конца. Они уверены, когда-нибудь точно выяснится: кто нанёс удар, почему девушка отказывалась в тюрьме от интервью, почему эксперт дал, крайне противоречивое заключение. И те, кто закрыл глаза на эти и другие вопросы, понесёт ответственность за привычное русское «недоглядели».

Мария Павлова