Недетские забавы в детской комнате

Пятилетняя девочка и подросток-выпускник – вот уже несколько месяцев они находятся в центре пристального внимания общественности небольшого сибирского городка Колпашево. Она – горячо любимая дочь молодой пары, находящейся в разводе. Он – её родственник по материнской линии. Обычные дети из благополучных семей. Но их игры, скрытые от глаз взрослых, будоражат сознание. Как именно эти двое проводили время вместе, сейчас разбирается прокуратура и следователи.

В этой истории ничего не предвещало беды. Родители девочки – Максим и Марина – познакомились на рыбалке шесть лет назад. Роман развивался стремительно, и вскоре Марина сообщила возлюбленному о беременности. Максим признался, что был тогда на седьмом небе от счастья. Он до сих пор с улыбкой вспоминает, с каким трепетом ожидал появления первенца: «Единственный ребёнок, долгожданный. Маму опекали, животик целовали, разговаривали, ждали, когда будет пинаться». 

С самого рождения в воспитании малышки молодым помогали бабушки и дедушки.

Вячеслав, отец Максима, дедушка девочки: «Мы её забирали из роддома и большую часть времени в первые три года она проводила у нас дома. И ребёнок под присмотром дома, и мама с папой работали».

Ребёнок купался в любви и внимании даже после развода родителей. Марина не препятствовала свободному общению дочери с отцом. Поэтому Максим часто забирал ребёнка к себе. В один из таких визитов девочка рассказала бабушке о необычных играх с несовершеннолетним родственником. То, что казалось ребёнку развлечением, взрослые расценили как домогательства.

Людмила, мать Максима, бабушка девочки: «Она это спокойно говорила, потому что, как потом психолог сказал, она воспринимала это как последствия игры. И в один прекрасный момент она мне сказала: «Баба Люда, это же плохо, как [имя подростка] со мной забавлялся».

Этот диалог слышал дедушка девочки, который тоже находился в доме.

«Я вставлял дверь в туалете, – рассказывает Вячеслав, – и слышу, она рассказывает «Баба Люда, а вот… – это же неприлично…» – Я там с двери чуть не упал, которую вставлял».

Шок испытал и Максим, когда узнал о рассказе ребёнка.

«Меня это, конечно, сильно потрясло, поехал разговаривать к маме по данному поводу. На что мама отрицательно отреагировала и с улыбкой сказала: «Где доказательства?» 

Чтобы выяснить правду, Максим и Марина повели дочь к психологу. Вывод эксперта был неутешителен.

«Психолог сказал, что да, [имя подростка] совершает некие деяния сексуального характера против моей дочери», – резюмирует заключение специалиста Максим.

Психолог порекомендовал родственникам девочки «исключить» её «пребывание в месте, где была получена эмоциональная травма».

«Прямо от психолога мы поехали к родителям этого мальчика, объяснили ситуацию, – вспоминает Вячеслав. – Со стороны отца была такая реакция: «У вас нет доказательств, вы придумываете». Мы сказали: «Тогда мы пойдём в прокуратуру».

После неудавшегося разговора последовало обращение в прокуратуру, а оттуда – в следственный комитет. Уже в кабинете у следователя раскрылись подробности произошедшего.

Максим так описывает допрос дочери: «Следователь задавал вопросы, на что ребёнок отвечал, что это было два раза в адрес неё, что это происходило у [имя подростка] в комнате, мама с [имя матери подростка] готовили на кухне…»

Но Марина утверждает, что ничего не знает об этом: «Не была я свидетелем ничего подобного, ребёнок мне ничего не рассказывал». 

Тем не менее, уголовное дело было возбуждено.

«Уголовное дело находится в производстве Колпашевского межрайонного следственного отдела Следственного управления Следственного комитета России по Томской области, – пояснила нам в интервью Екатерина Васюкова, и.о. Колпашевского городского прокурора. – Законность возбуждения уголовного дела Томской прокуратурой проверено – дело возбуждено обоснованно, лицо установлено. Городской прокуратурой в правовом поле осуществляется надзор за расследованием уголовного дела».

Чтобы оградить девочку от подозреваемого, родители согласовали с органами опеки место проживания ребёнка на время следствия. Максиму было разрешено оставить дочь у себя.

«В таком нежном возрасте ребёнку крайне необходим родитель, который даёт ощущение безопасности. А в нашем случае это – папа», – отмечает юрист Ольга Мартынова.

Максим сам устанавливает порядок встреч ребёнка с матерью.

«Он разрешает общение ребёнка с мамой в течение часа в его присутствии», – уточняет адвокат Полина Громенко.

Марина согласилась на условия бывшего супруга: «Чтобы не травмировать дочку, чтобы не было инцидентов, я маленько отступила – пусть с папой будет. Если папе так спокойней». 

Но это, как оказалось, очень зыбкий компромисс. Сейчас бывшие супруги судятся за определение места жительства ребёнка. Процесс проходит не без привязки к уголовному делу.

«Важный показатель в судебном заседании был при допросе мамы, – поясняет адвокат Алексей Пинчук. – Мой вопрос: «Как Вы полагаете, могли ли быть эти действия сексуального характера или нет?» Её ответ: «Не знаю».

Марина по-прежнему неохотно комментирует обстоятельства возбуждения дела. Но с нетерпением ожидает окончания расследования.

«Мы надеемся, что скоро всё решится, и будет ясно – виновен или нет».

Максим также ждёт результатов по возбуждённому делу.

А пока ясно одно – ребёнка любит и папа, и мама. И, несмотря на разногласия, они оба стараются делать так, чтобы девочке было комфортно. Это нам подтвердили и в отделе по опеке и попечительству и высказали готовность помогать родителям в дальнейшем.

К ситуации подключился также и уполномоченный по правам ребёнка Томской области. Напряжённый график работы и частые командировки уполномоченного не позволили записать интервью, но специалисты заверили нас, что вопрос находится на контроле аппарата.

В настоящее время расследование по этому сложному и очень деликатному делу продолжается. Каждая из сторон хочет знать правду, какой бы она ни была. Мы же надеемся на объективность следствия и будем следить за развитием событий.