Бандитский Шлиссельбург: оправдать_нельзя_осудить

Двое убитых и трое тяжелораненых – так закончилась стрельба в автосервисе города Шлиссельбург. Подробности этого резонансного преступления вот уже почти три года остаются загадкой, а многие следы и вещдоки безвозвратно утрачены.

Всё это время 28-летний местный житель Артур Акопян, родственники которого попали под обстрел, доказывает свою невиновность. Следствие обвинило его в ранении двух человек и двух убийствах.

Такое страшное обвинение стало настоящей трагедией для семьи Артура. Когда его задержали, жена – Ольга Акопян – была на первом месяце беременности. Первое время после задержания ей было особенно тяжело.

«Я сначала думала – не смогу. Без него не смогу беременная ходить, потому что мне нужно, что меня обняли, пожалели… Но что делать… Пришлось…» – со скромной улыбкой и слезами на глазах признаётся девушка.

Артур и Ольга были вместе со школьной скамьи. Поженились, родили первенца, ожидали появления на свет ещё одного сына. У молодой семьи не было конфликтов с окружающими, а Артур, по словам его жены, и вовсе – душа любой компании.

«Не было у него врагов, он со всеми дружил, всех угощал, когда все собирались… Со всеми хорошие отношения, всегда всем помогал…»

Чтобы обеспечить свою семью, Артур много работал. Вместе с отцом он держал ту самую автомастерскую, в которой произошла трагедия.

«Занимался ремонтом машин, у него золотые руки, – рассказывает мать Артура Алварт Варданян. – Он занимается предпринимательством с 2008 года. И папа у нас тоже предприниматель».

О семейном бизнесе Акопянов в Шлиссельбурге не знает разве что ленивый. Горожане часто обращались к ним за ремонтом автомобилей.

– Мальчишка работящий старший – он постоянно мне помогал с машиной, ремонтировал, – отмечает соседка семьи Акопян Наталья.

– И у меня мужу постоянно машину ремонтировали… – подхватывает вторая соседка.

Владельцев автосервиса – отца и сына – местные жители характеризуют только самым лучшим образом.

«Акопяны – неконфликтные люди, – рассказывает о собственниках сервиса председатель ТСГ «Металлист» Юрий Суворов. – Я не слышал, чтобы они ругались или ещё что-то. У нас бывает всякое в гаражах, но у них всегда здесь тихо, хорошо».

Ему вторит местный житель Пётр Белобородов: «Никакого конфликта, никакого грубого слова, всегда здороваются. Только калитку открывают, уже здороваются. Всегда в гости приглашают». 

«Это люди душевные, очень скромные, – отзывается об Акопянах ещё один житель г. Шлиссельбург Сергей Ковченков. – Даже знаю случай: бабушка упала, Араик ехал на машине, остановился: «Бабушка, Вам плохо?» Чистейшей души человек, только хорошее могу сказать».

Тепло говорит об Акопянах и шлиссельбуржец Юрий Куйда: «Люди очень отзывчивые, в любом отношении – хоть по машине, хоть в личных делах, хоть в семейных…»

«Семья очень хорошая, доброжелательная, порядочная очень семья, – сообщает сосед Акопянов Владимир Блинов. –  Они все работяги. Работают круглые сутки. И всё, что имеют, трудом своим зарабатывают. И жена, и отец – Алик, и Артур, и невестка».

Автомастерская была вторым домом для семьи Акопян. Они часто собирались здесь с родственниками, пили кофе, общались. Но в один из зимних вечеров тихая семейная жизнь была разрушена.

Поначалу ничего не предвещало беды. Родственники как обычно собирались в мастерской и планировали вместе поехать на семейный праздник.

Арман Варданян, свидетель трагедии, так вспоминает тот вечер: «Был день рождения моей дочки – 31 января 2016 года. Мы готовились. Ожидали гостей – наших родственников».

Но вместо опаздывающей родни в гаражи ворвались трое неизвестных.

Араик Акопян, отец Артура Акопяна, потерпевший, показал нам на месте происшествия, кто где находился в момент начала конфликта: «Двое заходят отсюда (показывает), а третий – за машинами. Здесь стоял Агван, Артур, мой сын, Ашот, Хачик, Грайр Ваданян и я стоял».

По словам очевидцев, незваные гости потребовали деньги. И, не получив желаемого, начали беспорядочную стрельбу. Первым ранили родственника Акопянов Хачатура – пуля отрикошетила ему в ногу.

«Алик [Араик Акопян – прим.ред.] пошёл вперёд, чтобы успокоить, – рассказывает свидетель Хачатур Нерсисян. – Увидел, что мне в ногу попали, и закричал: «Прекратите, ребята». Руки поднял вверх. Они, конечно, не послушались. И Алику попали прямо в глаз».

Истекающий кровью Араик Акопян схватил лопату и попытался ей отогнать нападавших. Но стрельба не прекратилась. Пуля попала ещё в одного родственника – Ашота.

Ашот Оганнисян, потерпевший, помнит, как в него попала пуля: «Здесь сзади меня уже ранили. Я уже терял сознание. … Сквозной…» (показывает на руку, куда ранили) 

В этот момент двоюродному брату Артура Агвану приставили к виску пистолет. Хачатур, испугавшись такой же участи, поспешил спрятаться за автомобилем. За ним последовал и Артур. Так нам пояснил происходящее Араик Акопян: «Когда Агвану у головы держали (пистолет – прим. ред.), сын это увидел и убежал сюда (показывает на автомобиль за спиной), тоже за машину».

Увидев, что его сыну грозит смертельная опасность, дядя Артура Грайр схватил отвёртку и бросился на налётчиков.

После этого драка и выстрелы продолжились за пределами гаража. Снаружи не было фонаря, поэтому разобрать, что именно происходило на улице, по словам очевидцев, было невозможно.

Ашот Оганнисян, на вопрос о происходящем возле гаража, заверил: «Там темно, ничего не видно было. Кто там стрелял, что сделал…»

Там же, у входа в автомастерскую, впоследствии было обнаружено двое убитых. Грайр и один из налётчиков. Имя последнего стало известно позже – Армен Хуршудян. Двое его напарников – Ваге и Вахтанг Саргсян – после произошедшего скрылись на автомобиле. Это нам пояснил пострадавший при перестрелке Ашот Оганнисян. 

«Грайр вот здесь (лежал – прим. ред.)… вот здесь – Армен. А БМВ вот здесь стоял. А здесь – Ваге. У него 2 пистолета в руках было. Он руки потянул туда… и поворачивался… и команду дал водителю: «Уезжай».

После конфликта Вахтанга с ранением доставили в ближайшую больницу. Туда же привезли пострадавших Араика Акопяна и его родственников.

Утром на место происшествия прибыли стражи правопорядка и изъяли вещдоки.

О том, что именно обнаружили на месте преступления, нам рассказал Сергей Ронжин, следователь по особо важным делам отдела по расследованию особо важных дел СУ СК РФ по Ленинградской области: «Травматические пистолеты – орудие преступления, в данном случае – со стороны Саргсяна Вахтанга, и гильзы от боевого оружия, ручного стрелкового, 9 мм, пули обнаружены – также от 9-миллиметрового пистолета. Самого боевого пистолета в результате расследования так обнаружено и не было»

По факту кровопролитного конфликта Следственный комитет возбудил уголовное дело по особо тяжкой категории преступлений.

«То, что приехал Вахтанг Саргсян вместе с Хуршудяном Арменом в автосервис семьи Акопянов, это объективно установлено в ходе расследования. Это подтверждает одна сторона и вторая сторона. Причины приезда и предшествовавшие этому события описываются несколько по-разному». 

В качестве причин финансового спора, повлекшего перестрелку, стороны указывали деньги за машину, купленную вскладчину, и ограбление казино.

«Попытались, как можно, проверить одну версию и другую версию, – отмечает следователь, – превалирующей для меня не осталась ни одна из них. Могла быть как одна, так и другая. Каких-то объективных данных нет».

Дело по вымогательству также возбудили. Но, по словам семьи Акопян, уже больше года по нему не проводится никаких следственных действий.

Первоначально обвинение предъявили Вахтангу Саргсяну, выстрелившему в глаз Араику Акопяну из травматического пистолета. Всего таких пистолетов на месте преступления было найдено два.

«Со второго стрелял Армен Хуршудян, убитый в итоге», – сообщил Сергей Ронжин.

Был ли пистолет у брата убитого Ваге, следователь затруднился ответить. Но уверенно заявил: огнестрельное оружие было одно. Кто же тогда убийца?

«У меня в голове, в доскональном понимании и признании всех материалов дела мнение сложилось однозначное, что это Акопян Артур, – утверждает Ронжин, – и боевое оружие применялось именно им». 

Поначалу Артур был свидетелем по делу, но спустя три месяца его задержали. Формулировка обвинения, правда, была довольно расплывчатая. Особенно в отношении орудия преступления.

Алексей Кузнецов, адвокат Артура Акопяна, зачитал и пояснил нам отрывок из постановления о привлечении в качестве обвиняемого: «В неустановленный период времени в неустановленном месте незаконно приобрёл из неустановленного источника неустановленный пистолет. Из которого произвёл то ли 6,  то ли 7 выстрелов – непонятноПатроны к пистолету разные. Тоже, видимо, были приобретены в разных неустановленных источниках. Потому что не очень понятно. Гильзы отличаются друг от друга».

При этом в деле появился засекреченный свидетель, подтвердивший наличие у Артура пистолета. На этом основании последнего и обвинили в двойном убийстве и двух ранениях. Причём – в умышленном совершении этих преступлений. Но стал бы стрелять в окружающих человек, находящийся в рабочей обстановке, да ещё и в кругу родственников?

«Это мой второй дом, где мы с сыном работаем. Здесь такие вопросы не решают – это не место для разборок, – подчёркивает Араик Акопян. – Здесь машина клиентов (стояла – прим. ред.), столько газовых колонок – как можно здесь разборку устроить?»

Но следствие предпочло поверить показаниям другой стороны. А именно – Вахтанга Саргсяна, свидетельствовавшего против Акопяна.

«Он даёт показания, которые в чём-то ложатся в объективную картину, которую я на месте вижу, в чём-то не ложатся, – комментирует Алексей Ронжин. – Там очень много нюансов. Окончательную точку поставит суд». 

Следователю парирует адвокат обвиняемого Алексей Кузнецов: «Проще без доказательств отправить дело в суд – а суд разберётся. Чем реально икать преступника».

В суде сам Артур неоднократно говорил о необоснованности обвинения в совершении особо тяжких преступлений.

«Преступления я не совершал, оружия у меня не было никогда, я его не приобретал, – утверждал на судебном слушании Артур Акопян. – Люди, которые являются сейчас свидетелями, – [это] те самые люди, которые совершили вооружённое нападение на мою семью, на меня. Впоследствии пострадал мой отец – стал инвалидом и погиб мой дядя. Получил ранение ещё один мой дядя…»

Суд проходил с участием присяжных заседателей. 12 человек скрупулёзно разбирались в детективе с лихо закрученным сюжетом.

На суде представлялись свидетельства того, что Артур не совершал преступления. Рассматривались доказательства, указывающие, что расстрел могли совершить иные лица.

«Присяжные вынесли оправдательный вердикт, потому что согласились с доводами защиты, что подсудимый не виновен, а виновно другое лицо», – заключил адвокат.

Но оправдательный приговор был отменен Верховным судом.

«Допущенные представителями стороны защиты нарушения уголовно-процессуального закона <…> носили системный характер, <…> не получили адекватной реакции со стороны председательствующего, что повлияло на беспристрастность присяжных заседателей», – гласит Апелляционное определение ВС.

На защиту Артура поднялась общественность Шлиссельбурга. Люди недоумевали: почему парня, выросшего у всех на глазах, по-прежнему обвиняют в таких зверских преступлениях?

«Я была поражена и возмущена тем, когда это всё услышала, – сетует Лилия, соседка семьи Акопян. – Как, да что, надо же! Хорошим людям всегда «достаётся на орехи…»

«Это вообще из ряда вон выходящее событие, вообще никто не предполагал, что может произойти такая стычка, такой наезд, – возмущается ещё один сосед, Владимир Блинов. – Я деталей не знаю, но знаю по словам папы, что тут произошла такая трагедия на ровном месте. Никогда тут ничего не было».

Как могла произойти перестрелка, недоумевает и Юрий Куйда, который также живёт по соседству с Акопянами: «Это вообще был какой-то инцидент, который не входил ни в какие рамки. Все удивлены были. Все удивлены были, говорили: «Да не может быть». Из ряда вон выходящее. И просто непонятный какой-то сюжет выявился. Все были в шоке».

Владельцы гаражей уверены, если бы это произошло на их глазах, они бы, не раздумывая, вступились за соседей.

Владимир Малышев, собственник гаража в ТСГ «Металлист», так оценивает произошедшее: «Конечно, неприятно это всё. Все в гаражах тут… а вдруг и я бы в это же время тут рядом был. И никакой гарантии нет, что и в меня не попали бы. Естественно, я бы тоже тут влез, скажем так, потому что я их (семью Акопян – прим. ред.) знаю очень давно. Тоже за них выступал бы».

«Если бы кто-то приехал тут из бандитов, то мы бы встали тут горой за соседей, – признаётся знакомый Акопянов Владимир Шуляренко. – Потому что хоть и нация другая, но мы же все дружелюбны».

Шлиссельбуржцы бьют тревогу: истинные виновники произошедшего – на свободе. В гаражном кооперативе опасаются повторения инцидента.

«Зависть гложет – вот что они (налётчики – прим. ред.) приехали? – возмущается председатель гаражного кооператива. – Может, денег вымогать, может ещё что-то («это самое» вырезать!). Ну и, конечно, у граждан («это самое» вырезать!) уже отношение («это самое» вырезать!) такое – а вдруг к ним приедут так же?»

Но в следственном уверяют: горожанам не о чем беспокоиться.

«Никакой опасности нет, – заявляет следователь, – поскольку все лица, которые там находились, установлены. И те, которые должны отвечать перед законом за то, что они совершили, уже за это отвечают и будут отвечать до победного конца – глубокое моё убеждение».

Вахтанг Саргсян уже отбывает наказание за покушение на убийство Араика Акопяна. Все остальные преступления – убийства и ранения – по-прежнему инкриминируются Артуру.

Суровая статистика гласит: в России оправдательный приговор выносится лишь в двух случаях из тысячи. Так, в 2017 году осудили 697 тысяч человек. В то время, как оправдали – всего полторы тысячи! Можно представить, какие тернии преодолеваются на пути к таким решениям. История Артура Акопяна – тому подтверждение.

Проведя полтора года за решёткой, вдали от семьи, признанный присяжными невиновным, но вновь попавший под суд Артур уже сомневается в справедливости российской Фемиды. А потому на возобновлённый процесс он не явился.

С какой целью вновь запущена судебная машина? Почему всё по тем же обстоятельствам? Эти вопросы остаются открытыми. А на кону – судьба человека.

«Проведя полтора года в тюрьме, много чего плохого повидал, – поделился с нами после вынесения оправдательного приговора Артур Акопян, – очень было тяжело. В последний момент – при вердикте – я очень сильно переживал. Но был уверен, что я невиновен». 

Редакция «Человек и Закон» будет следить за развитием событий.