Роковой пассажир: таксиста судили из-за наркодилера

Наркодилер в салоне – горе таксисту. В Архангельской области водитель такси попал в поле зрения правоохранителей после поездки с закладчиком наркотиков. Вместе с нерадивым клиентом он был задержан и заключён под стражу, как опасный преступник.

 

Красавица-жена, ребёнок, стабильная работа в такси. Жизнь 25-летнего Александра Груздева была абсолютно обычной и добропорядочной до роковой поездки.

«Учился в Красноборском училище, рассказывает отец Александра Игорь Груздев. – Потом ушёл в армию. После армии он в Котласе жил с женой».

Родственники не могут поверить, что Александр мог добровольно связаться с криминальным кругом. Они вспоминают его как спокойного и домашнего человека.

– Немножко стеснительный. Бывает, что слова из него не вытянешь, – отмечает Игорь Груздев.

– Молчаливый, да, больше, поддерживает его родственник Алексей Павлов. Скромный, так скажем, даже.

Всё своё свободное время, по словам жены Татьяны, Александр проводил с семьёй.

«Либо мы ездили в деревню к бабушке, либо он с нами время проводил, – поясняет она. – В основном, когда ребёнок родился, мы всё время были вместе».

Злополучный день, когда полицейские разлучили её с любимым мужем, Татьяна помнит до мелочей.

«Мы шли второго марта в детский садик с ним около 6 часов. И к нам подошли два полицейских, но они были без формы, показали корочки и сказали:

– Груздев Александр Игоревич?

Он сказал: – Да.

– Пройдите с нами на пару вопросов».

Больше своего супруга Татьяна не видела. Она осталась с маленьким ребёнком на руках. Задержанного Александра обвинили в сбыте наркотиков в крупном размере и окрестили сообщником некогда подвозимого им Романа Уварова.

По версии следствия, Уваров до встречи с Груздевым год занимался поставкой и распространением наркотиков. Для этого он даже создал специальный сайт в сети Интернет.

Начальник отдела информации и общественных связей УМВД России по Архангельской области Иван Распутин так комментирует обстоятельства расследованного преступления: «28-летний житель города Котлас создал интернет-магазин с рекламой и информацией о продаже запрещённых веществ на территории Котласского района. Впоследствии, приобретая крупные партии наркотических средств, расфасовывая их в своей квартире для последующего незаконного сбыта бесконтактным способом через так называемые «закладки», он привлёк своего 25-летнего знакомого. Молодые люди оборудовали тайники в различных местах на территории города Котласа и с использованием сети Интернет реализовывали наркотические средства».

Эта информация был получена из показаний Уварова, который написал явку с повинной и охотно сотрудничал со следствием.  Груздев же, и без того необщительный, попав за решётку, замкнулся ещё больше.

Галина Огурцова, тётя Александра Груздева, так описывает состояние племянника после задержания: «Он вообще молчал. Отказался от всего – он вообще месяц, наверно, не ел. Только воду пил. И месяца 2-3 даже не выходил на улицу».

Галина считает Александра заложником ситуации. Она провела собственное расследование и утвердилась во мнении, что оперативники могли предотвратить преступление ещё до того, как в него вовлекли племянника.

«Знают у нас органы, что где-то что-то, и они должны проверить. Они проверили, проследили, что он доедет до Коряжмы и начал раскладку. И когда он разложил, началась вся разборка. А почему не остановить это дело?»

Действительно, если бы организатора распространения арестовали сразу после приобретения партии наркотиков, о которой знали правоохранители, в деле не фигурировал бы таксист.

Сама Галина не верит ни единому слову из того, что написано в деле. Так как, скрупулёзно изучив материалы следствия, она обнаружила множество ошибок. Например, в рапорте о проведении оперативно-розыскных мероприятий неверно был указан номер и даже цвет автомобиля, на котором Груздев подвозил Уварова.

«Что – нельзя было проверить номер машины? – недоумевает Галина Огурцова.  – Даже – 29-й регион, а там 190-й регион. У него машина из Московской области. ВАЗ тёмно-зелёного цвета – у него идёт черного цвета по документам!»

Малейшие несостыковки дают основания сомневаться в объективности расследования в целом. Можно ли вообще верить наблюдениям, которые велись так невнимательно?

По словам Галины, материалы дела не стыкуются с показаниями полицейского, проводившего оперативно-розыскные мероприятия. Так, данные рознятся в части того, сидел ли Груздев в машине или делал закладки наркотиков в тайники. То есть знал ли он в принципе о том, что совершаются противозаконные действия.

«У нас по делу проходило, что оперативная служба пишет в своих документах, что Груздев сам выходил из машины и делал закладки, – сообщает Галина Огурцова. – Но когда пришёл сам оперативный работник дать свои показания, то получается, что Груздев сидел в машине, а выходил сам Уваров. И даже есть строчки, где сам Груздев сел на пассажирское сидение».

Таким образом, водитель сел на кресло пассажира. Но если оперативники ошиблись в описании автомобиля, то могли ли они так же перепутать и фамилии парней?

Уварова задержали в тот же день, как было проведено наблюдение. А слежка за Груздевым продолжалась ещё несколько дней. Подозрительным сотрудникам полиции показалось поведение последнего на безлюдной остановке, где он сначала ходил из стороны в сторону, а потом встал на скамейку и протянул руки к крыше.

«Он ходил из стороны в сторону по остановке. А ожидать может кого-то водитель, который в такси работает? – задаётся вопросом Галина. – А потом, якобы, встал на скамейку, поднял руки вверх. Знаете, я не думаю, что, наблюдали за ним, а он их не видел».

Галина не верит, что следователи остались незамеченными и сомневается, что на пустыре вообще могла быть слежка.

После задержания ни в машине, ни в квартире, ни при самом Александре наркотиков не обнаружили.

Тётя Груздева, не веря в справедливость обвинений, била во все колокола, жаловалась во все инстанции. Однако всегда слышала одно и то же:

«Во всём разберётся суд. Что вы ходите?» А как же не ходить? Решается судьба человека! – возмущённо восклицает Галина Огурцова. – Человека, которому грозит от 15 до 20-ти, как следователь это всё написал. И это жизнь человеческая! За что? За то, что он возил кого-то?»

Вменяемые Груздеву и Уварову преступления различались лишь на одну статью. Уварову вменили два эпизода по 4-й части статьи 228.1 УК РФ по факту незаконного приобретения, хранения, перевозки наркотических веществ с целью сбыта. Груздеву – часть третью и четвертую той же статьи.

«Квалификация всего лишь по объёму наркотических средств и по санкции статьи,  разъясняет Александр Соколов, помощник котласского межрайонного прокурора Архангельской области.  С 8 до 15 лет часть третья предусматривает и часть четвёртая – от 10 до 20 лет. То есть разница существенная». 

Обоих фигурантов дела суд признал виновными. Однако Уварова по более тяжким обстоятельствам осудили на 7,5 лет колонии строгого режима. А Груздев получил целых 11,5 лет тюрьмы! Апелляция приговор не изменила, а кассация и вовсе не приняла дело к рассмотрению.

Таковы реалии современного закона: за сбыт наркотиков государство карает сегодня суровее, чем за убийство. При этом, по злой иронии правосудия, водитель получил срок больше, чем организатор сбыта. И если Уваров признал вину, то Груздев настаивал на непричастности к делу. В невиновность верят и родственники Александра. Они убеждены: его сделали фигурантом дела только для пополнения статистики и придания значимости заслугам правоохранителей.

«Спокойный парень, – характеризует осуждённого его родственник Алексей Павлов. – Попал, может, не в то время, не в то место. Может, система наша так вышла – как для отчётности влетел, и списали просто все грехи на него».

Хотя, конечно, больше всех в этой истории пострадал ни в чём не повинный маленький мальчик – трёхлетний сын Александра. Его папа не придёт на выпускной в садик, не поведёт его в первый класс, не поможет в школе с уроками, не даст мудрый отцовский совет в сложном подростковом возрасте…

«А как сына воспитывать? – беспокоится Галина Огурцова. – Как мне начальник полиции Коряжемский вообще сказал: «А вы возьмите, родственники, соберитесь и помогайте воспитывать этого ребёнка». А вы не хотите, товарищи милиционеры, повоспитывать тех детей, которых вы оставляете без отцов при живых родителях?»

Анастасия Вербицкая